Статья:

РОЛЬ ПРОКУРОРА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ, СВОБОД И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ РЕБЕНКА КАК УЯЗВИМОГО СУБЪЕКТА ПРАВА: НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Конференция: LXIX Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Стольникова К.А. РОЛЬ ПРОКУРОРА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ, СВОБОД И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ РЕБЕНКА КАК УЯЗВИМОГО СУБЪЕКТА ПРАВА: НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(69). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/12(69).pdf (дата обращения: 26.05.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

РОЛЬ ПРОКУРОРА В ОБЕСПЕЧЕНИИ ЗАЩИТЫ ПРАВ, СВОБОД И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ РЕБЕНКА КАК УЯЗВИМОГО СУБЪЕКТА ПРАВА: НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Стольникова Ксения Алексеевна
магистрант, Смоленский государственный университет – СмолГУ, РФ, г. Смоленск

 

THE ROLE OF THE PROSECUTOR IN ENSURING THE PROTECTION OF THE RIGHTS, FREEDOMS AND LEGITIMATE INTERESTS OF THE CHILD AS A VULNERABLE SUBJECT OF LAW: REGULATORY ASPECT

 

Ksenia Stolnikova

Master's student, Smolensk State University – SmolSU, Russia, Smolensk

 

Аннотация. В данной статье автором проанализированы нормы международного права и федерального законодательства, предметом регулирования которых выступает защита прав, свобод и законных интересов ребенка. Приведенные правовые нормы обосновывают, что международное сообщества и Российское государства признают ребенка уязвимым, «слабым» субъектом правоотношений. Рассмотрена проблема применения судами процессуального законодательства при реализации прокурором права на обращение в судебные органы с целью обеспечения защиты детей.

Abstract. In this article, the author analyzes the norms of international law and federal legislation, the subject of regulation of which is the protection of the rights, freedoms and legitimate interests of the child. The above legal norms justify that the international community and the Russian state recognize the child as a vulnerable, «weak» subject of legal relations. The problem of the use of procedural legislation by the courts when the prosecutor exercises the right to appeal to the judiciary in order to ensure the protection of children is considered.

 

Ключевые слова: прокурор, ребенок, субъект правоотношений, защита прав, свобод и законных интересов, дееспособность, детство, государственная политика.

Keywords: prosecutor, child, subject of legal relations, protection of rights, freedoms and legitimate interests, legal capacity, childhood, public policy.

 

Сегодня дети являются особыми субъектами правоотношений, как с позиций отечественного законодательства, так и с позиций международного права, что подтверждается нормативными положениями, которые закреплены в национальных и наднациональных нормативных правовых актах. Так, нормативным положением Всеобщей декларации прав человека установлено, что малолетний возврат человека является основанием для наличия у него права на особое попечение и помощь [1]. В Декларации прав ребенка указано, что в силу недостаточности знаний об окружающем мире и физической незрелости, ребенок, нуждается в особой правовой охране и человеческой заботе [4]. В свою очередь, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах подтверждает правовой статус ребенка, отмечая, что все дети нуждаются в особых мерах охраны и помощи [9]. Наконец, Международный пакт о гражданских и политических правах закрепляет, что меры защиты по отношению к ребенку должны исходить от семьи, общества и государства [8].

Конституция Российской Федерации, выступающая основой отечественной правовой системы, также закрепляет нормативные положение о детстве и правовой статусе ребенка. Так, Основой закон содержит в себе нормы об обеспечении государственной поддержки защите детства [7]. Кроме того, нормы появившиеся после совершенствования регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти в 2020 году, отмечают, что в России создаются условия, необходимые для морально-нравственного, умственного и физического развития детей, а сами лица, не достигшие совершеннолетия, признаются приоритетом отечественной политики [6].

Федеральное законодательство устанавливает, что дети выступают особенными участниками правоотношений. В пример можно привести законодательное закрепление за лицами, не достигшими возраста 6 лет режима отсутствия гражданской дееспособности, а за малолетними (от 6 до 14 лет) и несовершеннолетними (от 14 до 18 лет) режима неполной и ограниченной гражданской дееспособности, соответственно [2]. В свою очередь, процессуальное законодательство нормативно устанавливает отсутствие у несовершеннолетних гражданско-процессуальной дееспособности [3].

На наш взгляд, данные международные и отечественные нормативно-правовые постулаты показывают, что ребенок является «слабой», неопытной стороной правоотношений, то есть, законодатель признает за гражданином, не достигшим возраста совершеннолетия, статус уязвимого субъекта права.

Реализация правовой идеи о «слабости и уязвимости» детей особенно четко прослеживается при нарушении его имущественных и личных неимущественных прав, а также их защите в порядке гражданского судопроизводства.

Как мы уже говорили выше, в Конституции России закреплено, что дети являются приоритетом государственной политики. В свою очередь, цели и принципы государственной политики в интересах детей определяются федеральным законодательством в сфере защиты прав и законных интересов ребенка. Так, согласно нормам Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», целями государственной политики в интересах детей являются недопущение дискриминации прав детей, а также их восстановление в случаях нарушений. Этим же законом закреплена идея о том, что государственная политика в интересах детей является приоритетной и основана на нескольких принципах, одним из которых выступает принцип защиты прав детей [13].

Тем не менее, несмотря на нормативное закрепление приоритета государственной политики в области защиты прав, свобод и законных интересов детей в отечественной Конституции и федеральном законодательстве, ситуация с соблюдением родителями, законными представителями, организациями, органами власти прав, свобод и интересов детей остается не самой благоприятной, что подтверждается ежегодным приростом заявлений на нерадивых родителей и жалоб на уклоняющиеся от исполнения своих обязанностей органы власти и организации [11]. В таких условиях именно прокуратура выступает оплотом справедливости и той правозащитной структурой, которая способна обеспечить защиту прав, свобод и законных интересов детей [5, c. 37].

Говоря о нормативно-правовом регулировании сферы защиты прокурорами прав, свобод и законных интересов детей, можно сказать, что оно является достаточным. Причем речь идет не только о законодательном уровне регулирования, но и о ведомственном. В частности, Приказом Генеральной прокуратуры России от 13.12.2021 N 744 определено, что первостепенной задачей прокуроров является рассмотрение сообщений о нарушениях прав детей, особенно, о причинениях им вреда. Стоит отметить, что в данном подзаконном акте выделены наиболее важные сферы жизни детей, в которых защита прокурором их прав и интересов может стать необходимой. К таким сферам относятся:

  • бесплатное, своевременное и качественное оказание детям медицинской помощи, обеспечение детей лекарственными средствами и медицинскими изделиями;
  • использование детьми информации, в том числе той, которая может причинить вред их здоровью и развитию;
  • занятость детей во всех законных формах, в том числе в образовательной, творческой, добровольческой (волонтерской) деятельности;
  • получение детьми образования;
  • творческое развитие детей;
  • осуществление детьми трудовой деятельности;
  • социальная защита детей;
  • реализация детьми жилищных и иных имущественных прав;
  • реализация детьми права на свободу совести и вероисповеданий;
  • жизнь российских детей, усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства [10].

В силу отсутствия жизненного опыта, своей интеллектуальной незрелости, ребенок, в случае нарушения своих прав, свобод и законных интересов не способен самостоятельно защитить себя. Более того, не всегда родители или законные представители способны грамотно осуществить защиту интересов своего ребенка или не способны этого сделать в силу тяжело материального положения. Во всех этих случаях именно прокурор выступает гарантом защиты прав, свобод и законных интересов.

Говоря о форме защиты прав детей, стоит отметить, что судебная форма защиты является наиболее эффективной. Судебная защита имущественных, жилищных, образовательных, трудовых и иных прав детей осуществляется в порядке гражданского судопроизводства, в котором прокурор способен участвовать в качестве самостоятельного лица, если этого требует защита прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних. Согласно статье 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, прокурор может участвовать в судебном процессе в двух формах – обращение в суд с заявлением и вступление в уже начатый процесс с целью дачи заключения по делу [3]. Каждая из форм на практике применяется для обеспечения судебной защиты прав и законных интересов детей. Однако, на практике возникают сложности с реализацией прокурором своих полномочий в суде.

Отечественная правоприменительная практика содержит в себе примеры, связанные с определением судом границ полномочий прокуроров, связанных с составлением и направлением исковых требований в суд в целях обеспечения защиты прав и свобод детей. Так, встречаются случаи, когда суды отказывали прокурорам в принятии заявлений, мотивируя это тем, что прокурору не следует посягать на правомочия законных представителей несовершеннолетних – органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав,  организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В таком случае, прокурору приходилось защищать социальные права детей без обращения в суд с требованиями [12, c. 357].

В статье 37 Гражданского процессуального кодекса России закреплено право суда привлекать законных представителей несовершеннолетнего к участию в рассмотрении гражданского дела, а также, правило, согласно которому права, свободы и законные интересы лиц, не достигших возраста четырнадцати лет, защищают их законные представители. Используя данное законодательное положение, суды отказывают прокурорам в принятии заявлений, обосновывая, что он не является законным представителем ребенка. На наш взгляд, такой формализм со стороны суда недопустим. Согласно статье 45 вышеуказанного кодифицированного акта, прокурор имеет право обращаться в судебные органы с заявлением, если того требует защита таких правовых институтов, как семья, материнство, отцовство и детство [3].

Следовательно, прокурор имеет право направлять обращения в суд с целью обеспечения защиты прав детей. Однако, ему следует обосновывать, почему именно прокурор обращается в суд, а не сам несовершеннолетний или его законные представители. В свою очередь, суду следует тщательно изучать все особенности дела, чтобы понимать, действительно ли прокурору необходимо обращаться с заявлением, и этого не способны сделать несовершеннолетний или законные представители ребёнка.

В заключение стоит отметить, что проблемы, связанные с защитой прав, свобод и законных интересов прокурором в гражданском судопроизводстве до сих пор остаются актуальными, несмотря на закрепленные в международных актах, отечественной Конституции, федеральном законодательстве и ведомственных актах идей об особом статусе ребенка как уязвимого субъекта права, признании детей приоритетом российской политики, гарантиях государственной защиты и государственной поддержки, выделение первоочередных задач в сфере исполнения физическими лицами, организациями и органами публичной власти законодательства о несовершеннолетних гражданах.

 

Список литературы:
1. «Всеобщая декларация прав человека» (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // «Российская газета», N 67, 05.04.1995.
2. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 24.07.2023) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.10.2023) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст. 3301.
3. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 24.06.2023, с изм. от 20.07.2023) // «Собрание законодательства РФ», 18.11.2002, N 46, ст. 4532.
4. «Декларация прав ребенка» (Принята 20.11.1959 Резолюцией 1386 (XIV) на 841-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. – М.: Юридическая литература, 1990. С. 385 - 388.
5. Ергашев Е.Р. О проблемах участия прокурора в рассмотрении судами гражданских дел // Вестник Воронежского государственного университета. № 2 (45). 2021. С. 32-43.
6. Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти» // «Российская газета», N 55, 16.03.2020.
7. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) // Официальный интернет-портал правовой информации http://pravo.gov.ru, 06.10.2022.
8. «Международный пакт о гражданских и политических правах» (Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 12, 1994.
9. «Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах» (Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 12, 1994.
10. Приказ Генпрокуратуры России от 13.12.2021 N 744 «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства о несовершеннолетних, соблюдением их прав и законных интересов» // «Законность», N 2, 2022.
11. Работа по защите прав детей в прокуратуре была перестроена. URL: https://rg.ru/2022/04/24/dmitrij-danilov-rabota-po-zashchite-prav-detej-v-prokurature-byla-perestroena.html (дата обращения: 20.11.2023).
12. Умарова М.А. Особенности участия прокурора в защите прав несовершеннолетних // Сборник избранных статей по материалам научных конференций Гуманитарного национального исследовательского института «НАЦРАЗВИТИЕ». 2021. С. 355-357.
13. Федеральный закон от 24.07.1998 N 124-ФЗ (ред. от 28.04.2023) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ», 03.08.1998, N 31, ст. 3802.