Статья:

Институт освобождения от уголовной ответственности в современном зарубежном уголовном законодательстве

Конференция: LII Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Романова М.А. Институт освобождения от уголовной ответственности в современном зарубежном уголовном законодательстве // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. LII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 12(52). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/12(52).pdf (дата обращения: 30.11.2021)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Институт освобождения от уголовной ответственности в современном зарубежном уголовном законодательстве

Романова Мария Александровна
магистрант ВлГУ им. А.Г. и Н.Г. Столетовых, РФ, г. Владимир

 

Обращение к опыту регулирования освобождения от уголовного преследования или от уголовной ответственности, установления более или менее приемлемого соотношения карательных и некарательных средств противостояния преступности в государствах с развитой демократией и устоявшимся правопорядком важно потому, что в них уже более ста лет апробируются различные альтернативные уголовно-правовые меры.

Как справедливо указывает И.З. Галиуллин, все больше и больше принципы гуманизма и справедливости определяют стратегию уголовной политики большинства современных демократических государств. Общей тенденцией является сокращение числа приговоров, связанных с реальным лишением свободы, стремление заменить карательные меры превентивными, улучшить положение заключенных, минимизировать количество осужденных в исправительных учреждениях и др. [2, С. 54]

Имеются заслуживающие нашего внимания положения в уголовных кодексах (далее – УК) государств ближнего зарубежья, разделивших в XX в. общую судьбу с Россией, законодательство которых в ряде положений восходит к истокам советского уголовного права. Отсюда вытекает то, что положения этих Кодексов следует особенно тщательно и вдумчиво оценивать с точки зрения использования их в процессе дальнейшего совершенствования УК РФ [6].

По справедливому замечанию А.Р. Гараевой, данная задача имеет непреходящий характер [3]. И ее постановка объясняется не только тем, что в законодательной регламентации отдельных норм УК РФ имеются неудачные решения.

Она обусловливается постоянно происходящими в обществе изменениями, тем, что социальная жизнь расставляет новые акценты, вызывает необходимость оптимизации соответствующих решений при неизменности лишь общей концепции современного уголовного законодательства России: обеспечения безопасности человека, общества, государства и гуманизации уголовно-правовых мер воздействия на лиц, совершивших преступления. Проведенный анализ зарубежного законодательства позволяет сделать некоторые предварительные заключения.

Во-первых, если в западноевропейских и некоторых восточноевропейских государствах в качестве способа разрешения уголовно-правовых конфликтов предусматривается отказ от уголовного преследования (Англия, Франция, Польша и др.), причем эти вопросы разрешаются в рамках уголовно-процессуальных отношений и поэтому регламентируются не в уголовном, а уголовно-процессуальном законодательстве, то в государствах ближнего зарубежья по опыту советского законодательства предусматривается, как и в УК РФ, освобождение от уголовной ответственности.

Во-вторых, в уголовном законодательстве зарубежных государств предусматриваются достаточно разнообразные виды освобождения от уголовной ответственности, а также наблюдаются различия в трактовке оснований их применения.

В-третьих, весьма неоднозначно определяются последствия освобождения от уголовной ответственности и отказа от уголовного преследования. Например, в уголовном законодательстве Англии альтернативой последнему могут быть полицейское предупреждение, полицейская или судебная медиация, фискальный штраф – в Шотландии, уголовно-правовая медиация, штраф по соглашению во Франции и др [1].

В-четвертых, если в РФ и других государствах СНГ достаточно сдержанно применяется освобождение от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление, то в государствах Западной Европы назначение альтернативных уголовному преследованию мер является весьма распространенной практикой.

Например, по официальным данным французской уголовной юстиции, в 2012 г. альтернативные уголовному преследованию меры были применены по 90128 уголовным делам, в 2013 г. – по 101341 делу, в 2014 г. – по 163819 делам, то есть применялись к 15–20% лиц, совершивших преступления [4]. 

Достаточно обстоятельно положения о прекращении уголовного преследования регламентированы в УК Польши. Наиболее предпочтительной представляется регламентация в УК Польши прекращения уголовного преследования под определенными условиями, установление при этом испытательного срока, возможность возобновления этого преследования [17].

В УК всех государств Европы предусматривается освобождение от уголовного преследования в связи с истечением срока давности.

Так, согласно ст. 10 УК Голландии действие права на уголовное преследование прекращается по истечении срока давности уголовного преследования [11].

В § 78 УК ФРГ предусмотрено, что давность исключает наказание за деяния и применение мер исправления и безопасности (ч. 1). Согласно ч. 2 давность не применяется за геноцид и тяжкое убийство [12].

По УК Австрии исключается прекращение уголовного преследования за давностью в отношении большего круга преступлений, чем это предусмотрено в УК РФ. Подробно регламентированы не только вопросы исчисления сроков, но и особенности отдельных правовых ситуаций (если в период давностного срока лицо совершит новое преступление с «аналогичными вредоносными свойствами», давностный срок не истекает, пока не истекает срок давности и за второе преступление, с истечением сроков давности уголовного преследования недопустимы изъятие выгоды, изъятие предметов и предупредительные меры, после истечения 25-летнего срока, отбываемого за совершение преступления, за которое предусмотрено пожизненное лишение свободы, наказание может быть только в переделах от 10 до 20 лет лишения свободы, и пр. и пр.) [7]. 

В отличие от других государств УК Франции относит к освобождению от уголовной ответственности и освобождение невменяемых в момент совершения деяния, а также лиц, совершивших деяния под влиянием силы или принуждения, предписываемые или разрешаемые положениями законов, по приказу законной власти, при правомерной обороне, крайней необходимости и др. (ст. 122-1–122-7) [8].

В УК Испании также содержатся характерные положения о прекращении уголовной ответственности за давностью преступления [13]. 

Более разработанными представляются положения о прекращении уголовной ответственности в УК Аргентины. Так, в ст. 59 предусмотрено: «Уголовная ответственность прекращается по таким основаниям, как: 1. смерть обвиняемого; 2. амнистия; 3. истечение сроков давности; 4. отказ потерпевшего от подачи частного иска (если для возбуждения уголовного дела необходимо наличие такого иска)» [10].

Как и в романо-германской и англо-саксонской системах уголовного права, только один вид освобождения от уголовного преследования предусмотрен в УК КНР. В § 87 закреплено: «Лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления истекли следующие сроки:

1. 5 лет со дня совершения преступления, за которое по закону предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не менее 5 лет;

2. 10 лет со дня совершения преступления, за которое по закону предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 10 лет;

3. 15 лет со дня совершения преступления, за которое по закону предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет и более;

4. 20 лет со дня совершения преступления, за которое по закону предусмотрено наказание в виде бессрочного лишения свободы либо смертная казнь.

Если через 20 лет будет признано необходимым продолжить уголовное преследование, то это допускается с санкции Верховной народной прокуратуры» [14]. 

Как в советском законодательстве, в УК КНР решен вопрос об исчислении срока давности в случае совершения нового преступления. В частности, в ч. 2 ст. 89 предусмотрено, что если в течение срока давности уголовного преследования лицо совершает новое преступление, то срок давности уголовного преследования исчисляется со дня совершения нового преступления. УК Японии вообще не известно освобождение от уголовного преследования или его прекращение. В то же время в нем подробно регламентированы правила и способы смягчения наказания (ст. ст. 66, 67, 68, 71, 72) [21].

Обращаясь к анализу законоположений государств – членов СНГ, следует отметить, что в некоторых из них предусмотрены те же виды освобождения от уголовной ответственности, что и в УК РФ. Это имеет место, например, в УК Азербайджана (ст. ст. 72–75) [9].

В УК других государств также регламентируется большинство совпадающих с УК РФ положений об освобождении от ответственности, например, освобождение в связи с деятельным раскаянием, примирением с потерпевшим, истечением сроков давности и др.                                                          

Одновременно в них имеют место и различные подходы к регулированию системы видов освобождения от ответственности и регламентации их оснований.

Так, в УК Республики Беларусь в главе 12, регламентирующей освобождение от уголовной ответственности и наказания, в ст. 82 предусмотрены общие положения, согласно которым лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности или наказания либо досрочно освобождено от отбывания назначенного судом наказания лишь в случаях, предусмотренных в УК [18]. В нем предусмотрено освобождение от уголовной ответственности с привлечением лица к административной ответственности (ст. 86), а также в силу утраты деянием общественной опасности.

В ст. 53 УК Республики Молдова дана систематизация видов освобождения от уголовной ответственности [19]. В ней, в частности, установлено, что лицо, которое совершило деяние, содержащее признаки состава преступления, может быть освобождено от уголовной ответственности судебной инстанцией в случае: «a) несовершеннолетия;   b) привлечения к административной ответственности;   c) добровольного отказа от совершения преступления;   d) деятельного раскаяния;   e) изменения обстановки;   f) условного освобождения; g) истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности.»

Следует, однако, отметить, что в УК Молдовы не расшифрованы условия освобождения и основания возобновления уголовного преследования, как это, например, предусмотрено в УК Польши [17].

В отдельных статьях регламентируется освобождение от уголовной ответственности по болезни и по амнистии в УК Узбекистана [20]. Так, в ст. 67 закреплено, что лицо, совершившее преступление, освобождается от ответственности, если до постановления приговора оно заболело психической болезнью, лишающей его возможности сознавать значение своих действий или руководить ими. К такому лицу судом могут быть применены принудительно меры медицинского характера.

Определенной спецификой характеризуется регламентация освобождения от уголовной ответственности в УК балтийских государств.

Например, в УК Литвы предусмотрено освобождение от уголовной ответственности, если лицо или преступное деяние перестали быть опасными (ст. 36), освобождение в связи с малозначительностью преступного деяния (ст.37), в связи с примирением виновника и потерпевшего лица (ст. 38), в связи с наличием смягчающих обстоятельств (ст. 39), освобождение от уголовной ответственности по поручительству (ст. 40) [16].

В ст. ст. 56–58 УК Латвии предусматривается освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, а также при заключении мирового соглашения между виновным и потерпевшим (не распространяется на случаи, когда потерпевший – лицо несовершеннолетнее) и в ситуациях, когда преступлением не причинен вред, «вызывающий необходимость назначения наказания» [15].

Проведенный анализ норм об освобождении от уголовной ответственности, закрепленных в законодательстве ряда государств, свидетельствует о разнообразии подходов к регламентации видов, оснований и условий этого освобождения.

Обращает на себя внимание то, что в государствах Западной Европы вопросы прекращения уголовного преследования (а не освобождения от уголовной ответственности) регламентируются в рамках не материального, а уголовно-процессуального права. Следует признать неприемлемой для российского законодательства регламентацию освобождения от уголовного преследования лиц, причинивших вред в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, поскольку по логике вещей освободить от уголовной ответственности (уголовного преследования) можно лишь такое лицо, которое совершило преступление.

Нельзя признать соответствующим трендам развития современного уголовного законодательства УК Японии, который не ориентирован на применение данной уголовно-правовой меры. В то же время в качестве позитивного опыта, заслуживающего внимания российского законодателя, следует отметить регламентацию в УК Польши – условного прекращения уголовного преследования и оснований его возобновления, в УК Беларуси – оснований освобождения от уголовной ответственности в силу утраты деянием общественной опасности, а также увязки освобождения от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности с его целями, в УК Молдовы – возможности исправления лица без привлечения к уголовного ответственности, в УК Литвы – оснований освобождения от уголовной ответственности, в том числе и освобождения от нее при поручительстве лица, заслуживающего доверия, в УК Аргентины и других государств – увязки освобождения от уголовной ответственности (или уголовного преследования) с некоторыми реабилитационными и реституционными мерами.

 

Список литературы:
1. Благов Е.В. Об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием // Актуальные проблемы российского права. - 2017. - № 7. - С. 90 - 97.
2. Галиуллин И.З. Условные меры уголовно-правового характера: вопросы теории, законотворчества и правоприменения: Дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 2007. – 214 С.
3. Гараева А.Р. Смягчение наказания как одна из форм поощрения позитивного поведения осужденного // Вести. Саратов. гос. акад. права. – 2015. – № 3. – С. 195–198.  
4. Головко Л.В. Освобождение от уголовной ответственности и освобождение от уголовного преследования: соотношение понятий // Государство и право. – 2015. – № 6. – С. 7.
5. Иванов Н. Освобождение от уголовной ответственности // ЭЖ-Юрист. - 2017. - № 4. - С. 6.
6. Решетников А.Ю. Добровольный отказ от преступления: проблемы теории и практики // Актуальные проблемы российского права. - 2017. - № 8. - С. 122 - 132.
7. Степанова И.Б., Соколова О.В. Освобождение от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа: проблемы и перспективы // Уголовное право. - 2017. - № 3. - С. 74 - 79.
8. Новый Уголовный кодекс Франции // www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1243018
9. Уголовный кодекс Азербайджана // www.twirpx.com/file/1225025/
10. Уголовный кодекс Аргентины // constitutions.ru/?p=5847
11. Уголовный кодекс Голландии // www.twirpx.com/file/239232/ 
12. Уголовный кодекс Федеративной Республики Германии // crimpravo.ru/codeks/ger/2
13. Уголовный кодекс Испании // artlibrary2007.narod.ru/ispanii_uk 2
14. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики // www.legal-way/other45.php.
15. Уголовный кодекс Латвийской Республики // www.law.edu.ru/norm/norm/asp?normID=1243424
16. Уголовный кодекс Литовской Республики // ru.scribd.com/mobile/doc/8451551  
17. Уголовный кодекс Польши // www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1246817
18. Уголовный кодекс Республики Беларусь // www.unodc.org//Belarus_Criminal_Code
19. Уголовный кодекс Республики Молдова // lex.justice.md/ru/331268/
20. Уголовный кодекс Республики Узбекистан // lex.uz/pages/getact.aspx?lact_id=111457
21. Уголовный кодекс Японии // costitutions.ru/?p=407.