Статья:

Совместные обязательства супругов: общая характеристика и особенности правового регулирования

Конференция: XLIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Шамарина Е.А. Совместные обязательства супругов: общая характеристика и особенности правового регулирования // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(44). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/4(44).pdf (дата обращения: 26.09.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Совместные обязательства супругов: общая характеристика и особенности правового регулирования

Шамарина Екатерина Андреевна
студент, Воронежский государственный университет, РФ, г. Воронеж

 

Обязательственные отношения между отдельными гражданами, юридическими лицами и иными субъектами права детально урегулированы гражданским законодательством. Однако зачастую возникает необходимость применения наряду с Гражданским кодексом РФ норм других отраслей права, что может быть обусловлено спецификой субъектного состава конкретного правоотношения. Так, вступление супругов в обязательственные отношения с третьими лицами с необходимостью влечет применение норм Семейного кодекса РФ для точного определения обязанных лиц и исполнения в соответствии с законом принятых обязательств.

Интересным в этой связи представляется вопрос об общих обязательствах супругов. Его изучение начнем с определения положения указанных обязательств как объекта семейных (супружеских) правоотношений. В литературе является дискуссионным вопрос об отнесении общих обязательств супругов к их общему имуществу. Анализ положений пункта 2 статьи 34 СК РФ позволяет сделать вывод, что ни в одном из них нет упоминания об обязательствах как составной части общего имущества супругов. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 также не содержит четкой формулировки, позволяющей отнести общие обязательства супругов к их совместному имуществу: «В состав имущества, подлежащего разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. При разделе имущества учитываются также общие долги супругов (пункт 3 статьи 39 СК РФ) и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи» [5].

Однако в результате анализа содержания статьи 128 ГК РФ становится возможным говорить об имуществе как о многоаспектном объекте гражданских прав, включающем в себя не только телесные вещи, но и имущественные права и имущественные обязательства. По мнению Г. А. Чернецовой, «понятие имущества носит собирательный характер и включает в себя не только вещи и вещные права (актив), но и возникшие в период совместной жизни на базе общей собственности требования обязательственного характера (пассив). В понятие имущества включается вся имущественная масса, принадлежащая супругам, в том числе и обязательства имущественного характера, если они возникли в результате распоряжения общей собственностью. В составе имущества супругов могут быть как права требования (право на получение дивидендов, страхового вознаграждения), так и обязанности по исполнению, долги (непогашенная ссуда на строительство дома, долг за приобретенные в кредит вещи)» [12, с. 205–206].

В научной литературе высказывается и иное мнение по данному вопросу. Так, М. Г. Масевич считает, что «в совместную собственность супругов закон включает только имущественные права, но никак не обязательства (в частности, долги); обязанности в право собственности не входят» [4, с. 97]. Схожего мнения придерживался В. А. Рясенцев [11, с. 201].

На наш взгляд, наиболее рациональной представляется первая точка зрения, согласно которой совместные обязательства супругов входят в состав их общего имущества, однако имеют некоторые особенности правового регулирования. В частности, на такие обязательства супругов не распространяется презумпция «общности имущества в период брака», о чем более подробно будет сказано далее.

Теперь перейдем к характеристике общих долгов супругов.

Законодатель не дает определения общих обязательств супругов. В научной литературе исследователи разъясняют данный вопрос путем перечисления конкретных обязательств, по поводу количества и качественных характеристик которых не сложилось единого мнения. Так, А. М. Эрделевский под общими долгами супругов предлагает понимать долги, возникшие в период брака в связи с ведением супругами общего хозяйства, совершением сделок в интересах семьи, с ответственностью за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми, и проч. [15, с. 303]. Пчелинцева Л. М. выделяет две основные группы обязательств: 1) обязательства, возникшие по инициативе обоих супругов в интересах всей семьи; 2) обязательства одного из супругов, все полученное по которым было направлено на удовлетворение нужд семьи [9, с. 96]. Шуховцев Д. А. представляет более развернутый перечень возможных общих обязательств супругов, к которым, в частности, относятся обязательства: 1) возникшие по инициативе обоих супругов (соответственно, оба супруга выступают должниками по такому обязательству); 2) возникшие из договоров, обременяющих общее имущество супругов; 3) по которым супруги отвечают солидарно в силу прямого указания закона, как, например, за совместно причиненный вред личности или имуществу другого гражданина; 4) в связи с возмещением вреда, причиненного общими несовершеннолетними детьми супругов; 5) возникающие в результате осуществления правомочий собственника в отношении общего имущества супругов [13, с. 50].

Исходя из приведенных точек зрения, сформулируем определение общих обязательств супругов, объединив наиболее значимые, на наш взгляд, позиции. Итак, под общими обязательствами супругов следует понимать такие обязательства супругов, которые возникли в период брака по инициативе обоих лиц, либо в силу закона, а также в том случае, когда все полученное по обязательству одного из супругов было израсходовано на нужды всей семьи.

Тот факт, что обязательства, возникшие по инициативе обоих супругов, являются их общим долгом, не вызывает никаких разногласий. Так, если супруги заключили кредитный договор с банком на предоставление денежных средств, например, для оплаты обучения их ребенка, то в этом случае оба супруга выступают в качестве солидарных должников, на них в равной мере возлагается обязанность по погашению кредита.

В силу закона супруги будут выступать в качестве должников в случае причинения вреда их общим несовершеннолетним ребенком другому лицу. В соответствии со статьей 1073 ГК РФ, за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители, если не докажут, что вред возник не по их вине. На родителей также возлагается обязанность полностью или в недостающей части возместить вред, причиненный их общим ребенком в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, в случае невозможности исполнения обязанности самим ребенком в силу материального положения и при наличии вины родителей (статья 1074 ГК РФ). Как правило, наличие вины родителей не вызывает сомнений, так как именно на них возложена обязанность по воспитанию своих детей и предупреждению (в некотором смысле) совершения детьми правонарушений. В силу прямого указания закона супруги будут являться солидарными должниками в случае совместного причинения ими вреда личности или имуществу другого лица (статья 1080 ГК РФ).

По поводу обязательств одного из супругов, все полученное по которым израсходовано на нужды семьи, как в теории, так и на практике долгое время не было единого мнения. Одни авторы изначально признавали данные обязательства общим долгом супругов, другие, напротив, говорили о невозможности такого признания. Так, например, Кратенко М. В. утверждает, что в силу части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявитель-должник по обязательству должен доказать цель расходования средств (на нужды семьи) [3, с. 34]. Щеглова Н. С., ссылаясь на норму статьи 307 ГК РФ, указывает на то, что в обязательстве кредитору противостоит конкретный должник, заранее определенный в договоре, долговой расписке и проч. Другой супруг, не являясь стороной обязательства, не может автоматически оказаться на стороне должника, без применения законодательно установленных процедур (например, в гражданско-правовых обязательствах возможен перевод долга на другое лицо) [14, с. 212]. Состояние должника в браке не должно никаким образом касаться прав и законных интересов кредитора.

Как уже говорилось ранее, принципиальное отличие обязательств супругов от указанного в статье 34 СК РФ общего имущества заключается в том, что нельзя однозначно сказать, является ли обязательство личным или совместным; указанное обстоятельство подлежит доказыванию в каждом конкретном деле. Относительно же имущества супругов законодатель презюмирует, что все имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Здесь возникает проблема, связанная с противоречием правил об обязательствах правилам о совместном имуществе супругов, если учитывать, что обязательства являются составной частью такого имущества. Некоторые авторы прежде предлагали ввести в действующее законодательство презумпцию общности обязательств (долгов) супругов [2, с. 11]. По нашему мнению, данное положение противоречит сущности обязательственных правоотношений и может существенным образом нарушить права супруга, не являющегося стороной в обязательстве, когда на него необоснованно будет возложена обязанность по доказыванию факта расходования средств супругом-должником не в интересах семьи.

На практике, в свою очередь, возникали проблемы, связанные с применением норм семейного законодательства при установлении должника (должников) по обязательствам супругов. Показательным в этом отношении является дело бывших супругов Михайловых [6], прошедшее все судебные инстанции. В суд первой инстанции обратилась гражданка Михайлова Н. И. с иском о признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга. Разрешая спор и удовлетворяя требования Михайловой Н. И., суд первой инстанции исходил из того, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Михайлова А. В., оспаривающего использование кредитных средств на нужды семьи. Поскольку Михайлов А. В. не представил доказательств использования Михайловой Н. И. денежных средств на ее личные цели, суд пришел к выводу о том, что эти денежные средства были потрачены на нужды семьи, а, значит, обязательство по их возврату является общим обязательством супругов. Суд апелляционной инстанции с данными выводами согласился.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации сочла указанное решение существенным образом нарушающим нормы материального и процессуального права. В случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 СК РФ. Бремя доказывания таких обстоятельств лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Таким образом, решения судов по одному и тому же делу оказались диаметрально противоположными.

В настоящее время Верховный Суд Российской Федерации задал единое направление развитию судебной практики по данной категории дел. В Определении Верховного Суда РФ № 5-КГ14-162 от 2016 года содержится следующее положение: «В случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга» [7]. По данной категории дел юридически значимым обстоятельством является выяснение вопросов об установлении цели обязательства и того, были ли потрачены полученные по такому обязательству денежные средства на нужды семьи.

На практике зачастую можно встретить акты вышестоящих судов, выносимые по жалобам граждан на решения судов первой инстанции, о передаче дела на новое рассмотрение в связи с недоказанностью факта расходования средств, полученных по обязательству одного из супругов, на нужды семьи [8].

Сложность заключается в доказывании факта расходования средств, полученных по обязательству, целиком на нужды семьи. В случае осуществления безналичных переводов, когда можно отследить все банковские операции по счетам граждан, проблем с доказыванием практически не возникает. Что же касается наличных денежных средств, то при их «передаче между физическими лицами по расписке невозможно с точностью установить, были ли данные средства истрачены целиком на общее имущество или на личные нужды одного из супругов» [13, с. 51].

Проблема возникает также в связи с абстрактностью понятия «нужды семьи». Л. М. Пчелинцева, указывая на отсутствие в семейном законодательстве такого определения, предлагает примерный перечень расходов на нужды семьи: «затраты на пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, приобретение жилья для совместного проживания (по договору купли-продажи, ренты), оплата обучения детей и тому подобное, то есть расходы на поддержание необходимого уровня жизни семьи в целом и каждого из ее членов» [10, с. 75]. Бронникова М. Н. и Савельева Н. М. считают, что обязательство, взятое одним из супругом, может быть признано судом общим супружеским долгом, если полученное по такому обязательству использовано не в целях удовлетворения личных нужд, а на обеспечение совместного проживания, ведение общего хозяйства, содержание и воспитание детей, взаимную заботу членов семьи и их содержание [1, с. 40].

В завершение вопроса об общих обязательствах супругов отметим, что, в соответствии с пунктом 3 статьи 39 СК РФ, общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям. На практике данная норма применяется довольно редко в связи с тем, что распределение долга между супругами может повлечь ущемление прав кредиторов. Помимо этого стоит отметить, что суды зачастую «компенсируют» возложенную на супруга обязанность по уплате долга предоставлением большей части имущества при разделе. С одной стороны, такой способ распределения имущества нарушает пункт 2 статьи 39, согласно которому суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе в исключительных случаях. С другой стороны, если предположить, что суд отступил от начала равенства долей супругов исходя из интересов несовершеннолетних детей, проживающих с матерью, определив долю супруги в размере двух третей общего имущества супругов, соответственно и общие долги супругов должны быть распределены аналогичным образом, что является не вполне разумным. На основании изложенного предлагаем установить самостоятельный порядок определения долей супругов при разделе их совместных обязательств по правилам определения долей при разделе общей собственности. То есть в каждом конкретном случае будет отдельно устанавливаться доля каждого из супругов в общей собственности и доля в общих обязательствах супругов с учетом пункта 2 статьи 39 СК РФ.

 

Список литературы:
1. Бронникова М.Н., Савельева Н.М. Особенности раздела между супругами (бывшими супругами) жилого помещения, находящегося в залоге // Законы России: опыт, анализ, практика. – 2014. – № 11. – С. 37–41.
2. Велиев Э.И. Нормы об общих долгах супругов с позиции судебного пристава-исполнителя // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2012. – № 7 (26). – С. 7–11.
3. Кратенко М. В. Раздел общих обязательств (долгов) супругов: некоторые проблемы теории и практики // Адвокат. – 2011. – № 9. – С. 31–36. 
4. Масевич М. Г. [Комментарий к гл. 7] // Семейный кодекс Российской Федерации с кратким комментарием. – М., 1996. – 178 с.
5. О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 // Российская газета. – 1998. – № 219.
6. Определение Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 2016 г. № 75-КГ15-12 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71254756/ (дата обращения: 15.03.2017).
7. Определение Верховного Суда РФ № 5-КГ14-162 Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2016): утв. Президиумом Верховного Суда РФ // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2016. – № 11.
8. Определение Верховного Суда РФ от 13 сентября 2016 г. № 41-КГ16-28 – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB;n=476704#0 (дата обращения: 15.03.2017).
9. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. – М., 2001. – 287 с.
10. Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. – М.: НОРМА, 2011. – 346 с.
11. Рясенцев В.А. Советское семейное право. – М., 1982. – 256 с.
12. Чернецова Г.А. Защита прав супругов при определении состава их общего имущества, его раздел и обращении взыскания на него // Ленинградский юридический журнал. – 2010. – № 3. – С. 204–211.
13. Шуховцев Д.А. Правовые проблемы раздела общих обязательств супругов // Вестник Челябинского государственного университета. – 2010. – Вып. №25(206). – С. 50–53.
14. Щеглова Н.С. Особенности раздела долговых обязательств супругов // Вестник Кемеровского гос. ун-та. – 2013. – Вып. № 4 (56). – С. 211–214.
15. Эрделевский А.М. Семейный кодекс Российской Федерации: постатейный научно-практический комментарий. – М., 2006. – 471 с.