Статья:

Теоретическое осмысление феномена «манипуляция массовым сознанием» в гуманитарных науках

Конференция: XLVII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Социология

Выходные данные
Мамченко А.О. Теоретическое осмысление феномена «манипуляция массовым сознанием» в гуманитарных науках // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 7(47). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/7(47).pdf (дата обращения: 20.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Теоретическое осмысление феномена «манипуляция массовым сознанием» в гуманитарных науках

Мамченко Анастасия Олеговна
студент, Самарский Университет им. С.П. Королева, г. Самара

 

В настоящее время представители научных кругов активно изучают такое явление как манипуляция массовым сознанием. Этому посвящается множество дискуссий, научных трудов и в том числе художественные произведения. Все это обусловлено тем, что мы существуем в информационном обществе, в котором стремительно развиваются технологии и интернет. Ежедневно и ежечасно мы подвержены воздействию информации, которая формирует наше сознание, влияет на наше настроение, предпочтения и поведение. В ключе данной проблемы интересно проследить, как воспринимался и изучался феномен манипуляции массовым сознанием различными гуманитарными науками.

Прежде чем перейти к анализу содержания понятия «манипуляция массовым сознанием», необходимо подробно разобраться, как массовое сознание понимается исследователями. Генезис происхождения понятия очень сложен и противоречив. До 18 в. включительно существовали теории, в которых общество отождествлялось со скоплением индивидов, каждый из которых действует автономно, исходя из собственных убеждений, руководствуясь своим разумом и чувствами. Уловить и проследить тенденции массового сознания, было невозможно из-за низкой плотности расселения людей. По мере того как начали разрастаться средневековые города, стали появляться вспышки относительно массовой психологии.

Как следствие промышленной революции и урбанизации стали появляться массовые профессии, усиливалась миграция людей из аграрных провинций в разрастающиеся города, происходило смешивание национально-этнических групп. Все это влекло за собой сокращение числа образов жизни людей, а также деиндивидуализации человека, типизации его психики, сознания и поведения. Произошла деструктуризация привычных психологических типов, и появились новые, еще неструктурированные формы общественного сознания.

К концу 19 в. стали зарождаться первые предпосылки к изучению феномена массового сознания, однако само понятие к тому времени не было сформировано. Э.Дюркгейм ввел понятие «коллективное сознание», в его трактовке это означает «совокупность общих верований и чувств, свойственных, в среднем, членам какого-либо общества» [7, с. 237]. Анализ и типизация социальных действий, субъективная мотивация индивидов и направленность на других людей, с помощью которых возможно конструирование «идеального типа» – было ключевым методом изучения социальной реальности для М. Вебера [10, с. 6]. К. Маркс рассматривал сознание через призму общественных отношений, общественную структуру. "Не сознание определяет бытие, а наоборот, общественное бытие определяет сознание" [3, с. 656].

В 60-е гг. ХХ столетия вектор научного интереса переместился с массового и индивидуального сознания на классовую социологию. Недостаточное изучение феномена «массовое сознание» определяется некоторыми трудностями: объективные – связаны с самой природой и свойствами понятия, которые сложно зафиксировать и описать; субъективные – (в основном в отечественной науке) доминирование догматизированных социально-классовых представлений и недостаточная разработанность терминологической базы. И лишь со второй половины 80-х гг. возникает устойчивый интерес к изучению данного феномена.

Среди советских учёных можно выделить Б. Грушина, который отмечал, что в конце 19 века объектом общественных наук становится не группа в её классическом понимании, а более широкие общности, такие как толпа и публика. И важнейшим свойством этих общностей является наличие у них специфического типа сознания – массового сознания [5, с. 368]. Также процессы и основные стадии формирования массового сознания были рассмотрены такими советскими учёными, как Д.В. Ольшанский, Г.Г. Дилигенский и Б.Ф. Поршнев, А.К. Уледов [12, с. 232].

Проблемой функционирования массового сознания в постиндустриальном обществе занимались такие учёные, как Д. Белл, Э. Тоффлер, А. Турен, Г. Шиллер, Ж. Бодрийяр, Ж-Ф. Лиотар, З. Бауман, Э. Гидденс, М. Кастельс, Ф. Уэбстер, А. Бергсон, К. Поппер [2, с. 786]. Среди российских исследователей современного общества можно выделить В. Иноземцева, В. Когана, Е. Дубровского, Т. Карадже, Э. Григорьяна [8, с. 101].

Современные исследователи массового сознания делают акцент на глобализационных процессах и развитии технологий как факторах современного общества. Они связывают формы проявления массового сознания с различными периодами развития общества. Так, по мнению исследователей, общественное сознание проявляется в полной мере лишь в бурные, динамичные периоды развития общества. В обычные же, стабильные периоды развития массовое сознание функционирует на мало заметном, обыденном уровне.

Ольшанский Д. В. дает следующее определение: «Массовое сознание – один из видов общественного сознания, наиболее реальная форма его практического существования и воплощения. Это особый, специфический вид общественного сознания, свойственный значительным неструктурированным множествам людей («массам»). Массовое сознание определяется как совпадение в какой-то момент (совмещение или пересечение) основных и наиболее значимых компонентов сознания большого числа весьма разнообразных «классических» групп общества (больших и малых), однако оно несводимо к ним. Это новое качество, возникающее из совпадения отдельных фрагментов психологии деструктурированных по каким-то причинам «классических» групп. В силу недостаточной специфичности источников своего появления и неопределенности самого своего носителя массовое сознание в основном носит обыденный характер» [11, с. 21].

В качестве особенностей массового сознания выделяют заражаемость и внушаемость. В современной социальной психологии под заражением понимается «процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому, протекающий на психофизиологическом уровне контакта помимо собственно смыслового воздействия или дополнительно к нему» [13, с. 236]. Этот процесс настолько сильно влияет на индивида, что он готов пренебречь своими интересами в пользу общества. Подражание – это стремление воспроизводить, повторять определенные действия, поступки, мимику. Оно может быть вызвано несколькими факторами, например, в случае, какой-либо экстремальной ситуации, сознание индивида может рефлекторно воспроизводить ранее усвоенные шаблоны поведения.

Г.Г.Дилигенский выделяет следующие характеристики массового сознания:

1.  Противоречивость – массовое сознание может содержать в себе стереотипы и ценности, противоречащие друг другу;

2.  Мозаичность – элементы массового сознания находятся на параллельных не соприкасающихся плоскостях;

3.  Синкретичность – массовое сознание смешивает в себе разнородные составляющие, причиной такого неорганического объединения является взаимодействие различных типов сознания [6, с. 197].

Грушин Б. А. среди основных характеристик содержания массового сознания отмечает еще и такие: средний уровень развития, широкий диапазон информации, которая открыто и в массовом масштабе циркулирует в обществе, мозаичность, которая проявляется в распространении содержаний, не связанных между собой, прерывистость, пористость.

Важно обозначить, чем отличается массовое сознание от общественного сознания. В основном это отличие выражено в том, какими способами формируются данные феномены, как они проявляются и в том, что является их субъектами. Массовое сознание является неким базисом для развития общественного сознания. У первого нет определенных четких образов, оно содержит в себе глубинные представления человека об окружающем мире, принадлежащие крупной общности. Общественное сознание возникает, когда эти представления пересекаются с взглядами и интересами определенной социальной группы. Следовательно, общественное сознание можно оценить как более осознанное, рационализированное и структурированное. Его субъектом могут выступать разные социальные общности: профессиональные группы, приверженцы политических движений, жители определенных территорий. В то время как субъект массового сознания обозначить практически невозможно, в этом и заключается главное отличие.

Такое явление как манипуляция сознанием заинтересовало исследователей совсем недавно, на рубеже прошлого столетия. Преимущественно это отражалось в психологическом, филологическом, политологическом, художественно-публицистическом контекстах и крайне мало в философских работах. Среди авторов, которые изучали манипуляцию, ее характерные черты, исторические формы, можно выделить таких как: М. И. Бабюк, Г.Г. Грачев, Ю.А. Ермаков, С.Г. Кара-Мурза, Н. Лимнатис, И.Мельник, В.П. Пугачев.

С.Г. Кара-Мурза в своих работах пишет: «Манипуляция – огромная технология господства, которую используют согласно своим служебным обязанностям за небольшую зарплату сотни тысяч профессиональных работников – независимо от их личной нравственности, идеологии и художественных вкусов. Это – та технология, что проникает в каждый дом и от которой человек не может укрыться» [9, с. 12]. Автор один из первых выделяет такие признаки данного явления как вездесущность, универсальность, проницаемость в коммуникативный процесс.

Рассматривая «психологическую манипуляцию» как способ тайного принуждения личности, Г. Грачев и И. Мельник также приходят к определению ее как виду социального управления. «Обозначение специфического общего подхода к социальному взаимодействию и управлению, предполагающему активное использование разнообразных способов и средств скрытого принуждения людей» [4, с. 68–83]. Авторы исследуют данный феномен в контексте исторического развития человеческого сообщества, расширяя временные границы существования манипуляционных практик вплоть до времен эпохи древнекитайского царства Ци. Они утверждают, что предположение о том, что феномен манипуляции суть порождение человеческой цивилизации Нового и Новейшего времени является несостоятельным. Авторы отмечают, что сфера применения манипуляционных воздействий с течением времени расширяется, начиная свое развитие с относительно ограниченных сфер человеческого бытия (политической, дипломатической, военной) до индивидуальных форм (межличностной манипуляции). В наше время она заканчивается областью массового социального манипулирования. Авторы иллюстрируют свое предположение примерами из различных культур, начиная с древнекитайской и древнегреческой и заканчивая европейской культурой Нового и Новейшего времени

М.И. Бабюк рассматривает манипуляцию как «способ социального взаимодействия, обусловленный определенными, исторически сложившимися социальными отношениями, и характеризующийся психическим воздействием одного из субъектов взаимодействия (манипулятора) на другого таким образом, что превращает его в объект, т.е. побуждает его к поведению, целям, желаниям, интересам, потребностям и действиям, необходимым манипулятору» [1, с. 19].

В.П. Пугачев выделяет узкое и широкое значения понятия манипуляции. В узком смысле он определяет ее как «непосредственное или опосредованное (с помощью других людей, СМИ, изменения ситуации в целом) взаимодействие манипулятора и того, кем манипулируют, и представляет собой скрытое управление психикой и поведением людей с целью принудить их действовать (или бездействовать) вопреки собственным интересам, а главное, актуальным желаниям. При этом характер желаемого поведения объекта воздействия явно не определяется». В широком смысле манипуляция являет собой «любое воздействие на индивида, группу, общество, инициаторы, которых тайно преследуют цели, в корне расходящиеся с официально провозглашенными» [14 с. 85].

Интересным представляется исследование С.Н. Бледного. Автор использует понятие «манипулятивное управление», при этом отождествляя его с макиавеллизмом, хотя в самом начале работы указывает на их различия. Он отмечает ограниченность манипулятивного управления по сравнению с управлением политическими процессами. «Управление политическими процессами – это общее направление на мотивационную сферу человека, манипулятивное управление – важнейшая часты этого процесса». Нужно отдать должное автору: он достаточно четко определяет манипуляцию именно как некую форму управления политическими процессами. Однако С. Н. Бледный логически приводит читателя к тому, что феномен манипуляции, или манипулятивного управления, связан с появлением толпы как «своеобразным объектом социально-психологической коммуникации». Кроме того, необходимым и достаточным условием реализации манипуляции оказывается наличие «заразительных идей» в процессе манипулятивных воздействий на «столпленные» массы, а также актуализация идеократических функций языка.

Таким образом, манипуляция, понимаемая нами в широком, смысле слова, является одним из способов социальной регуляции, контроля и порядка управления. Следует отметить, что усвоение ценностно-нормативных стандартов и социальных ролей в процессе социализации происходит как на сознательном, так и на бессознательном уровнях. Чаще всего именно на бессознательном уровне они воспринимаются как единственно правильные и приемлемые. Манипулятивная составляющая нормативной регуляции способствует тому, что поведенческие стандарты приобретают силу привычек, интернализируются, трансформируются в мотивацию акторов, которые «должны желать делать то», что необходимо для общества, поддерживают сопричастность человека социальному миру, перерастают в групповую и индивидуальную идентификацию. Посредством сохранения ценностно-нормативных стандартов общество функционирует без утраты собственной идентичности. Манипуляция является одним из способов социального управления сознанием людей, способом регуляции, контроля и порядка управления, включенным в нормативную регуляцию, трансформирующим ценностные компоненты и создающим смысловые горизонты для социально- адаптированного поведения человека.

В заключении можно сказать, что интерес к феномену массовое сознание возник гораздо ранее, чем к феномену манипуляции. Причиной этого было увеличение численности населения, развитие городов. Трактовок обоих понятий существует большое множество, но как таковой единой теории нет. Стоит выделить главные черты массового сознания – заражаемость и внушаемость. Так же необходимо отличать массовое сознание от общественного. Отличие заключается в том, что первое является базисом для существования второго. Изучая феномен манипуляции, авторы связывают это понятие с взаимодействием двух сторон, интересы которых значительно разнятся, при этом одна из сторон принуждает, воздействует различными методами на другую, с целью заставить выполнять или не выполнять какие-либо действия, в зависимости от желаний манипулятора. В результате чего, манипуляция массовым сознанием выступает как мощнейшее средство управления огромным количеством людей. Его воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и позволяет установить контроль над его поведением.

 

Список литературы:
1. Бабюк М.И. Социальная манипуляция: философский анализ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук. – М., 2004. С. 19.
2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М.: Наука, 1979. С. 786.
3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. – М.: Российская политическая энциклопедия, 2006. С. 656.
4. Грачев Г.В, Мельник И.К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. – М., 2002. С.68–83.
5. Грушин Б.А. Массовое сознание. Опыт определения и исследования. – М., Политиздат, 1987. С. 368.
6. Дилигенский Г.Г. Российский горожанин конца девяностых: генезис постсоветского сознания (социально-психологическое исследование). – М.: Прогресс, 1998. С. 197.
7. Дюркгейм Э. Социология: Её предмет, метод, предназначение. – М.: Канон, 1995. С 237.
8. Иноземцев В.Л. Социально-экономические проблемы XXI века: попытка нетрадиционной оценки. – М.: Центр исследования постиндустриального общества, 1999. С. 101.
9. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М., 2007. С. 12.
10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2 изд., T 13. – М.: Политиздат, 1955–1981. С 6.
11. Ольшанский Д. В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2002. С. 21.
12. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история. – М.: Наука, 1979. С. 232.
13. Психология. Словарь. – М.: Политиздат, 1990. С 236.
14. Пугачев В.П. Управление свободой. – М., 2005. С. 85.