Статья:

Особенности участия государственного обвинителя и защиты в судебном разбирательстве уголовных дел

Конференция: XXXVII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Маргарян Я.А. Особенности участия государственного обвинителя и защиты в судебном разбирательстве уголовных дел // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XXXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(37). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/8(37).pdf (дата обращения: 15.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 2 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Особенности участия государственного обвинителя и защиты в судебном разбирательстве уголовных дел

Маргарян Яна Артуриковна
магистрант Дальневосточного федерального университета, РФ, г. Владивосток

 

В соответствии с п. 47 ст. 5 УПК РФ сторону обвинения в уголовном процессе представляют: прокурор, а также следователь, руководитель следственного органа, дознаватель, начальник подразделения дознания, начальник органа дознания, орган дознания, частный обвинитель, потерпевший, его законный представитель и представитель, гражданский истец и его представитель [5].

Согласно ч. 3 ст. 37 УПК РФ, государственный обвинитель поддерживает обвинение, обеспечивая его законность и обоснованность. Государственный обвинитель должен способствовать всестороннему исследованию обстоятельств дела, поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности.

Генеральный прокурор РФ, придает особую значимость соблюдению требований законности и обоснованности при осуществлении прокурором уголовного преследования в судебных стадиях уголовного судопроизводства, обязывая подчиненных прокуроров «считать недопустимым любое давление на государственных обвинителей, принуждение их к отстаиванию выводов органов предварительного расследования, не подтвержденных исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами» [4].

Необходимо отметить важную роль прокурора на стадии судебного следствия. Именно государственный обвинитель начинает судебное следствие, излагая предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1 ст. 273 УПК РФ).

А.А. Толкаченко указывает, что государственный обвинитель – сторона в уголовном процессе, равная в своих процессуальных правах со стороной защиты. Положение государственного обвинителя не дает особых процессуальных преимуществ и привилегий. Заключения прокурора по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнениям, соображениям, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес. Государственный обвинитель в судебном заседании осуществляет функцию уголовного преследования и при этом обязан использовать все законные средства для реализации своих функций, добиваясь существующими процессуальными средствами обоснованного обвинения подсудимого, его осуждения и справедливого наказания [3 с. 157].

Именно понятие «государственное обвинение» позволяет отграничить деятельность следователя, дознавателя, органа дознания, осуществляющих уголовное преследование на досудебных стадиях процесса, а также потерпевшего, гражданского истца и их представителей, которые также выполняют обвинительную деятельность в судебном производстве в суде первой инстанции, от деятельности прокурора по поддержанию в суде первой инстанции обвинения.

Функция поддержания государственного обвинения состоит из определенных этапов: подготовки, непосредственного участия в рассмотрении уголовного дела судом по существу, проверки законности, обоснованности и справедливости решения суда.

Существенное значение имеет субъективное отношение прокурора к собранным доказательствам, оценка им фактов, которые устанавливаются или опровергаются в процессе доказывания по уголовному делу.

В.М. Савицкий утверждает, что «прокурор, пришедший в суд в качестве государственного обвинителя должен быть убежден в виновности подсудимого, в противном случае он не в состоянии будет выполнять свою профессиональную функцию» [2, с. 75].

Отказ от обвинения свидетельствует, что на смену убеждению государственного обвинителя в виновности подсудимого приходит убеждение в его невиновности, поскольку отсутствуют доказательства, бесспорно подтверждающие вину.

А.Ф. Кони полагал, что прокурор приглашается сказать свое слово даже в опровержение обстоятельств, казавшихся при предании суду сложившимися против подсудимого, причём в оценке и взвешивании доказательств он вовсе не стеснен целями обвинения [2, с. 75].

В основе формирования обвинения должно лежать требование закона о полном, всестороннем и объективном исследовании материалов дела, в связи с чем прокурор, осуществляя деятельность по поддержанию государственного обвинения, обязан установить, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого доказательства, как отягчающие, так и смягчающие его ответственность обстоятельства.

Таким образом, для реализации поставленных целей государственный обвинитель должен активно участвовать в судебном разбирательстве и в исследовании доказательств судом. Достижение данной цели становится возможным при предоставлении суду максимального количества достоверных, допустимых и достаточных доказательств, на основе которых суд может вынести законный, обоснованный и справедливый приговор.

В тоже время можно привести пример, в котором ярко отражено как сотрудники прокуратуры нарушают закон. Так, помощник прокурора одного из районов г. А, в не служебное время, находясь в своей квартиры в 23.55 часов ночи со своими знакомыми, используя свой персональный компьютер, решила провести мониторинг программы Shara на предмет распространения материалов, содержащих порнографическое изображение несовершеннолетних.

В рамках проведенной проверки помощником прокурора был составлен акт осмотра сети интернет с участием понятых – ее же знакомых, в котором указано, что данный ролик был просмотрен участниками осмотра в режиме онлайн, после чего сохранен в формате avi и записан на пустой CD-диск.

Указанные выше мероприятия, которые провела помощник прокурора, входили в задачу оперативных сотрудников, каковым она не являлась, и ни в коей мере не соответствует правам и обязанностям работника прокуратуры.

В соответствии с п. 46 ст. 5 УПК РФ сторону защиты представляют обвиняемый, а также его законный представитель, защитник, гражданский ответчик, его законный представитель [5].

Важнейшим элементом при осуществлении защиты является правило «равенства оружия».

Для соблюдения правила о «равенстве оружия» стороне защиты должно быть заблаговременно и официально сообщено содержание возражений на апелляционные и кассационные жалобы, представленных суду второй инстанции должностными лицами прокуратуры. Кроме того, сторона защиты должна иметь возможность принести на представление и жалобу противной стороны свои возражения.

Обвиняемый должен иметь возможность организовать свою защиту надлежащим образом и без ограничений привести все относимые доводы защиты в суде первой инстанции, чтобы повлиять на исход разбирательства.

Обвиняемый также имеет право в целях подготовки своей защиты знакомиться с результатами расследований, проводившихся в процессе разбирательства. Ограничение доступа обвиняемого к материалам дела, если вопрос о непредставлении стороне защиты каких-либо доказательств был решен прокурором, а не судьей недопустимо.

Немаловажным способом соблюдения вышеназванного правила является сбор и представление доказательств. В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник вправе собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи в порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ.

В то же время ч. 3 ст. 86 УПК РФ предусматривает, что защитник имеет право собирать доказательства путем получения предметов, документов и иных сведений, истребования характеристик, справок и др.

Что же касается Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре», то он устанавливает, что адвокат собирает сведения (п. 1 ч. 3 ст. 6), собирает и представляет предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами (п. 3 ч. 3 ст. 6) [6].

В содержании перечисленных норм усматривается противоречие, так как в п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК РФ указано о доказательствах, а в ч. 3 ст. 86 о материалах (документах, справках и т.п.) с неоднозначной процессуальной природой. Суд, при рассмотрении заявленного адвокатом ходатайства о приобщении этих документов и предметов к материалам уголовного дела в порядке, установленном п. 8 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, главой 15 УПК РФ, ст. 271 УПК РФ, решает вопрос о судьбе добытого адвокатом материала, поскольку УПК РФ в данном случае, не предусмотрено беспрекословного приобщения этого материала в качестве доказательства.

В действующем уголовно-процессуальном законе заложена дополнительная гарантия возможности защиты в собирании и закреплении доказательств вне зависимости от усмотрения дознавателя, следователя, прокурора либо суда: ч. 4 ст. 271 УПК РФ определяет, что «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон» [5].

В литературе существуют различные позиции по поводу допустимой степени активности суда в доказывании. Многие авторы возражают против инициативной роли суда в получении доказательств, считая такое полномочие пережитком инквизиционного процесса либо, подобно В.А. Лазаревой, не признавая за судом роли субъекта доказывания.

Так, суд собирает, проверяет, исследует и оценивает доказательства (ст. ст. 17, 85–88, 240 УПК РФ). Он является субъектом доказывания, которое составляет основу всей уголовно-процессуальной деятельности. Участие суда в доказывании призвано обеспечить лишь всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела в ходе судебного разбирательства.

Например, суд вправе выполнять ряд предписаний по собиранию и проверке доказательств по собственной инициативе (ч. 1 ст. 282, ч. ч. 1 и 4 ст. 283, 286 УПК РФ), однако провести, например, осмотр доказательств может только по ходатайству сторон (ч. 1 ст. 284 УПК РФ).

Компромиссная точка зрения заключается в том, что активность суда и его инициатива могут проявляться, когда необходимо проверить представленные сторонами доказательства. Это мнение мы разделяем, основываясь как на высказанных ранее соображениях, так и на недвусмысленной правовой позиции КС Российской Федерации. Высший орган конституционного контроля указал следующее: «… Осуществление судом функции правосудия в публичном по своему характеру уголовном процессе предполагает законодательное наделение его правом проверять и оценивать с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, представленные сторонами обвинения и защиты доказательства как путем установления их источников и сопоставления с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле либо представляемыми сторонами в судебном заседании, так и путем получения и исследования – в рамках обвинения, предъявленного подсудимому …, – иных доказательств, подтверждающих или опровергающих доказательство, проверяемое судом».

По результатам обобщенной практики, следует выделить, что суды чаще всего не обеспечивает право стороны защиты, на представление доказательств, в том числе на их полное и всестороннее исследование в судебном заседании, и на их объективную оценку судом при вынесении решения.

Необходимо подчеркнуть, что в ч. 3–4 ст. 14 УПК РФ, указано о том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

В тоже время, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях [2].

Так, Л.Е. Владимиров в своем труде указывает: «Я здесь (в суде – прим. авт.) не для того чтобы что-то доказывать, я здесь для того, чтобы показать, что прокурор ничего не доказал [2, с. 117].

Таким образом, задачей государственного обвинителя, как представителя государства, не должно быть обязательное осуждение лица, подвергнутого уголовному преследованию, а осуждение именно виновного лица, лица, вина которого доказана собранными по делу доказательствами.

Защитник должен признаваться полноценным субъектом доказывания, поскольку имеет в деле представляемый процессуальный интерес, для отстаивания которого он и вступает в это дело. Тактика защиты представляет собой сложный институт, требующий для своего грамотного осуществления знания процессуальных, криминалистических, психологических особенностей.

 

Список литературы:
1. Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах: учеб. пособие. – М., 1910. – 137с. – [Электронный ресурс] – Режим доступа. — URL: http://www.twirpx.com/file/81904/ (Дата обращения 01.08.2016).
2. Дядькин О.Н., Елисеенко А.Г. Особенности участия прокурора в судебном разбирательстве по уголовным делам // Теория права. – 2015. – № 20. – [Электронный ресурс] – Режим доступа. – URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=23442845 (Дата обращения 14.08.2016).
3. Лебедев В.М. Ворожцов С.А., Давыдов В.А., Дорошков В.В. и др. Производство по уголовным делам в суде первой инстанции: Науч.-практ. пособие. – М.: Нормая, 2011. – 512 с.
4. Приказ Генпрокуратуры России от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства». – [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (Дата обращения 09.08.2016).
5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ (по состоянию на 01.09.2016). – [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (Дата обращения 07.08.2016).
6. Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» от 31.05.2002 № 63-ФЗ (по состоянию на 02 июля 2007 г.). – [Электронный ресурс] – Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (Дата обращения 09.08.2016).