Статья:

Понятие незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №38(131)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Иванова М.А. Понятие незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2020. № 38(131). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/131/80799 (дата обращения: 03.03.2021).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Понятие незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара

Иванова Марина Александровна
магистрант Автономная некоммерческая организация высшего образования Открытый гуманитарно-экономический университет РФ, г. Москва

 

Аннотация. В статье автор рассматривает понятия и случаи незаконного использования товарного знака и наименования места происхождения товара, формулирует свои выводы и предложения по совершенствованию норм действующего законодательства, регулирующего порядок и условия использования товарного знака и места происхождения товара.

 

Ключевые слова: исключительное право, средства индивидуализации, товарный знак, фирменное наименование, место происхождения товара.

 

Товарный знак является важным средством идентификации производимых товаров. Он приобретает существенную экономическую ценность, обеспечивает выделение товара одного производителя среди аналогичных товаров другого, содействует донесению до потребителя товара информации о его качестве, давая возможность совершить сознательный выбор, способен сделать товар популярным среди потребителей.

Нарушение прав на товарный знак может причинить вред правообладателю, при этом нанесенный ущерб измеряется недополученными доходами и снижением доверия потребителей, в это же время вред может быть причинен и потребителям, ожидания которых от качества товаров не оправдались, поэтому вопросы защиты права на товарный знак приобретают особую значимость.

О незаконном использовании исключительного права говорится в абзаце 3 пункта 1 статьи 1229 ГК РФ: использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную данным Кодексом, другими законами (речь идет как о гражданско-правовой, так и об уголовной и административной ответственности).

При этом исключениями являются случаи, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается ГК РФ.

Тот факт, что закон предоставляет правообладателю защиту от нарушений его права со стороны любых третьих лиц, позволяет сделать вывод об абсолютном характере исключительного права.

Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения. К использованию товарного знака закон, в свою очередь, относит размещение его на товарах, при выполнении работ (услуг), на документации, связанной с введением товаров в оборот, в предложениях о продаже товаров, в сети Интернет. Исчерпывающего перечня критериев незаконности такого использования закон не содержит, данные критерии вырабатываются судебной практикой.

Исследование показало, что, хотя прямого отождествления двух понятий «нарушение исключительного права» и «незаконное использование товарного знака» в настоящее время нет, правоприменительная практика свидетельствует о поддержании установившейся ранее тенденции – эти понятия не разграничиваются. Например, в пункте 34 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015, указано, что «Незаконное использование товарного знака посредством реализации товара, имитирующего товарный знак, является нарушением исключительных прав на такой товарный знак».

Отсутствие четкого определения понятия «нарушение исключительного права на товарный знак» создает для правоприменителя определенные сложности. При этом легальное определение незаконного использования товарного знака представляется не совсем корректным в силу ограниченности лишь действиями, связанными с использованием его без согласия правообладателя.

В литературных источниках обращается внимание на чрезмерно узкий подход к нарушению права на товарный знак, отраженный действующим законодательством, сводящий нарушение исключительного права лишь к незаконному использованию определенного обозначения, что представляется спорным и применимым в большей степени с позиции действующего ранее Закона о товарных знаках, не разделявшего рассматриваемые категории.

Представляется, что рассматриваемые понятия не следует отождествлять. Однако вопрос об их соотношении до сего времени не решен. Нарушение исключительного права на товарный знак, в частности, можно наблюдать в случае существенного изменения или удаления (сокрытия) товарного знака, используемого правомерно на продукции, вводимой на территории России в гражданский оборот без согласия правообладателя или лица, использующего по договору товарный знак. Контекст действующего законодательства позволяет согласиться с этим: происходит скорее нарушение исключительного права, нежели незаконное применение товарного знака (с учетом положений абзаца 3 пункта 1 статьи 1229 ГК РФ).

Таким образом, легальное определение незаконного использования товарного знака, ограничивающееся только действиями, связанными с использованием его без согласия правообладателя, представляется не совсем корректным.

Юридическая литература содержит определение понятия «незаконный», которое рассматривается как «нарушающий закон, права», тогда незаконным использованием обозначения следует считать использование рассматриваемого средства индивидуализации с нарушением положений законодательства, в связи с чем можно допустить, что данная категория достаточно широка для того, чтобы охватывать собою как нарушение исключительного права (в части, относящейся к использованию обозначения), так и другие, включая производимые самим правообладателем, действия.

Завершение правовой охраны обозначения обозначает прекращение на это обозначение исключительного права.

Завершение охраны по основаниям, установленным ГК РФ, является своеобразным средством конкурентной борьбы субъектов рынка интеллектуальной деятельности, придает мобильность товарным обозначениям, а также устанавливает правопорядок их оборота.

С введением в действие части 4 ГК РФ устранен ряд существовавших ранее проблем, связанных с прекращением исключительного права на товарный знак. В частности, скорректированы положения, устанавливающие сроки оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны некоторым категориям товарных знаков (пп. 1 п. 2 ст. 1512 ГК РФ), предусматривающие возможность подачи заинтересованным лицом заявления в арбитражный суд о завершении правовой охраны обозначения досрочно вследствие его неиспользования (п. 1 ст. 1486 ГК РФ), расширен перечень лиц, при использовании которыми товарного знака его правовая охрана не подлежит досрочному прекращению (п. 2 ст. 1486 ГК РФ), появились нормы, регулирующие принудительное отчуждение интеллектуальной собственности (п. 1 ст. 1486, ст. 1241 ГК РФ).

При всем том представляется целесообразным дальнейшее совершенствование существующих предписаний и процедур. Так, предлагается:

-  конкретизировать на подзаконном уровне перечень «не зависящих от правообладателя объективных обстоятельств» для целей п. 3 ст. 1486 ГК РФ, а также ввести практику оповещения правообладателем Роспатента о наступлении обстоятельств объективного характера, не зависящих от воли обладателя исключительного права, создающих препятствия для использования товарного знака.

- предусмотреть возможность продления трехлетнего срока неиспользования товарного знака с учетом времени, прошедшего от момента его государственной регистрации до получения первого разрешения на применение товара, обозначенного таким товарным знаком, если необходимость получения такого разрешения установлена законом, наделить безусловно обязывающим характером норму п. 3 ст. 1486 ГК РФ, включив в нее фразу «могут быть приняты во внимание» взамен формулировки «должны быть приняты во внимание».

- обязать регистрирующий орган в случае завершения предпринимательской деятельности юридическим лицом - правообладателем или индивидуальным предпринимателем - правообладателем сообщать об этом в Роспатент с тем, чтобы была прекращена правовая охрана обозначения (п. п. 4 п.1 ст. 1514 ГК РФ).

- добавить в п. 1 ст. 1514 ГК РФ положение, согласно которому правовая охрана товарного знака прекращается «в случае смерти индивидуального предпринимателя - обладателя исключительного права на товарный знак, если по истечении года со дня открытия наследства физическое лицо, являющееся наследником не было зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя либо не произвело отчуждение исключительного права на товарный знак».

 

Список литературы:
1. Городов О.А., Петров А.В., Шмигельская Н.А. Недобросовестная конкуренция: учебно-практическое пособие / под ред. О.А. Городова. М.: Юстицинформ, 2020. 324 с.
2. Новоселова Л. А., Гринь Е. С. Принципы государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации // Lex Russiea. 2019. № 7(152).
3. Петров А.В., Бурячек В.И., Дибаева С.Е., Коренькова Д.Д., Савельев В.Е., Сергеева Е.Е. Недобросовестная конкуренция с использованием охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и исключительных прав на средства индивидуализации: анализ актуальной судебной практики // Конкурентное право. 2020. N 3. С. 16 - 22.
4. Полякова Ю. А., Воробьева О. А., Иванов А. И. Защита интеллектуальной собственности и законных интересов правообладателя // Baltic Humanitarian Journal. 2019. Т. 8. № 2(27).