Статья:

К вопросу о субъективной стороне получения взятки

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №17(153)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Мацкевич Р.В. К вопросу о субъективной стороне получения взятки // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2021. № 17(153). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/153/91686 (дата обращения: 28.02.2024).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу о субъективной стороне получения взятки

Мацкевич Роман Валерьевич
студент, Ленинградский государственный университет им. Пушкина, РФ, г. Санкт-Петербург

 

С субъективной стороны получение взятки — преступление, которое совершается с прямым умыслом. Определение прямого умысла закреплено законодательно в ч. 2 ст. 25 УК РФ только относительно к преступлениям с материальными составами, а состав преступления «получение взятки», является формальным, из чего следует, что достаточным для признания виновности будет факт совершения общественно опасного действия или бездействия.

Высокая значимость субъективной стороны, как элемента состава преступления отмечается в статье М.О. Белевой и М.А. Григорьевой. В данной работе раскрывается необходимость установления мотивов подачи заявления о взяточничестве (если оно подано взяткополучателем), также имеет место необходимость установления фактов наличия мотива для оговора взяткодателя, посредника во взяточничестве. Точное установление данных обстоятельств поспособствует конечной правильной и всесторонней квалификации деяния.

Мотив и цель получения взятки не относятся к обязательным признакам состава преступления. Данный вопрос остается дискуссионным, поскольку различные ученые в области уголовного права считают необходимым учитывать корыстный мотив при квалификации преступления, иные же придерживаются позиции об отсутствии такой необходимости.

Б. В.  Волженкин писал, что «мотив и цель данного преступления непосредственно не зафиксированы в тексте уголовного закона, но вытекают из самой природы получения взятки как специального вида корыстного злоупотребления должностными полномочиями и материального характера предмета взяточничества». Как отмечает Ю. Е. Пудовочкин, «получить материальную выгоду — ключевая характеристика корысти. В ситуации получения взятки должностное лицо извлекает личную (для себя или иных лиц) выгоду от того, что занимает публичную должность, и выгода эта состоит в получении незаконного материального вознаграждения».

Судебная практика на протяжении многих десятилетий признавала в качестве мотива получения взятки только корыстный мотив, который служил критерием разграничения преступлений получения взятки и злоупотребления должностными полномочиями.

Аналогичный подход к пониманию мотива получения взятки закреплен и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях». В п. 23 Постановления указывается следующее: «Если за совершение должностным лицом действий (бездействие) по службе имущество передается, имущественные права предоставляются, услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, и должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки».

Однако есть сторонники позиции, в соответствии с которой нет необходимости искать исключительно корыстный мотив в получении взятки. По их мнению, во-первых, положения международных конвенций о противодействии коррупции корыстный мотив преступления не относят к обязательным признакам коррупционных преступлений, во-вторых, более широкое понимание мотива совершения коррупционных преступлений заложено в принятых нормативных правовых актах; в-третьих, это необходимо в рамках противодействия коррупции.

С 2016 г. в диспозицию ст. 290 УК РФ Федеральным законом от 3 июля 2016 г. № 324-ФЗ  была введена новая форма взятки должностным лицом путем дачи указания о передаче предмета взяточничества иному физическому или юридическому лицу. После указанных изменений, как отмечают Ю.П. Гармаев, Э.А. Иванов, С.А. Маркунцов, значительно изменилась и судебно-следственная практика. Так, хотя споры среди ученых и практиков не утихают, все же в ряде регионов России с 2016 года преступными признаются ситуации оказания спонсорской помощи юридическим лицам через их руководителей, например, принятие директором школы денежных средств от руководителя компании (родителя учащегося) на ремонт здания, если не соблюден официальный порядок приема пожертвований.

М.А. Любавина отмечает, что даже в случае передачи предмета взяточничества иному физическому или юридическому лицу остается необходимость найти корыстный мотив и его необходимо отграничивать от иной личной заинтересованности. Автор отмечает более широкое толкование понятия иной личной заинтересованности в соотношении с понятием взяточничества. Предметом взяточничества признаются только имущественные выгоды, что подчеркивает наличие именно корыстного мотива.

Обратимся к судебной практике, а именно к апелляционному представлению Краснодарского апелляционного суда по делу № 22-527/2019 от 06 февраля 2019 г. Согласно материалам уголовного дела директор школы Н. получила взятку от родителя Т. за зачисление ребенка в первый класс. Директор школы утверждала, что средства, которые были ей переданы от Т. пошли на счет школы и были использованы на ремонтные работы. Н. утверждала, что взятки не было, а было совершено пожертвование в счет школы.  По версии защиты в деле отсутствуют доказательства того, что Н. использовала полученные денежные средства для своих личных целей, напротив установлено, что Н. получила денежные средства для юридического лица – школы, в качестве материальной помощи, что свидетельствует об отсутствии признаков состава инкриминируемого ей преступления, согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ.

Однако есть и противоположные по правовой оценке решения. Обратимся к кассационному определению Второго кассационного суда общей юрисдикции по делу № 7У-503/2019. По приговору суда И. признан виновным и осужден за злоупотребление должностными полномочиями, а также за получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя, в особо крупном размере. И., будучи начальником линейного управления МВД России на Ярославская УТ МВД России по ЦФО получил от А. и Б. материальные ценности в виде канцелярских принадлежностей и оргтехники, которые впоследствии передал подчиненным сотрудникам для использования в служебных целях за систематическое оказание указанным лицам покровительства путем дачи указаний своим подчиненным сотрудникам по непринятию мер, направленных на выявление и пресечение незаконной деятельности А. и Б. по организации нелегальных пассажирских перевозок. Указанные действия осужденного квалифицированы судом по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Приговором также установлено, что И. незаконно получил от А. и Б. денежные средства за совершение заведомо незаконных действий в пользу взяткодателей путем дачи соответствующих указаний подчиненным ему сотрудникам по не принятию мер, направленных на выявление и пресечение незаконной деятельности А. по организации нелегальных пассажирских перевозок.

Эти действия И. квалифицированы судом по ч. 6 ст. 290 УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя, в особо крупном размере.

Оставив в силе приговор в части квалификации действий осужденного о ч.1 ст. 285 УК РФ, суд пришел к выводу, что из приговора следует исключить квалификацию ч. 6 ст. 290 УК РФ, указывая на то, что по смыслу уголовного закона, если за совершение должностным лицом действий (бездействия) по службе имущество передается и услуги имущественного характера оказываются не лично ему либо его родным или близким, а заведомо другим лицам, в том числе юридическим, а должностное лицо, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду, содеянное не может быть квалифицировано как получение взятки.

Приведенный выше примеры судебной практики свидетельствуют о том, что консенсус по аналогичным преступлениям судебной системой еще не выработан. Поддержим точку зрения сторонников, высказывающих необходимость определения корыстного мотива при квалификации преступления получения взятки, поскольку, в случае, если лицом были совершены противоправные деяния, оно будет нести ответственность по соответствующей статье уголовного кодекса. Также аргументом против исключения корыстного мотива, как обязательного элемента состава получения взятки является возможное стирание границ между преступным и неприступным деянием и трудностями с разграничением получения взятки с преступлениями, совершаемыми из иной личной заинтересованности.

 

Список литературы:
1. Белева М. О., Григорьева М. А. Изучение прокурором материалов уголовного дела о получении взятки // Криминалистъ. — 2020. - № 1 (30). - С. 21-26
2. Волженкин Б.В. Служебные преступления: Комментарий законодательства и судебной практики. СПб., 2005.560 с.
3. Гармаев Ю.П., Иванов Э.А., Маркунцов С.А. Антикоррупционный комплаенс в Российской Федерации: междисциплинарные аспекты: Монография // СПС КонсультантПлюс
4. Любавина, М.А. Квалификация взяточничества: учебное пособие. СПб.: СПб юрид. ин-т Университет прокуратуры РФ, 2018.156 с.
5. Пудовочкин Ю.Е. Получение взятки как корыстное преступление // Уголовное право. 2013. № 5. С. 97—99