Статья:

Функциональные особенности стилистического приёма аллюзии

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №6(27)

Рубрика: Филология

Выходные данные
Саидова Л.Р., Исмаилова Э.А. Функциональные особенности стилистического приёма аллюзии // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2018. № 6(27). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/27/33378 (дата обращения: 25.06.2019).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Функциональные особенности стилистического приёма аллюзии

Саидова Лиля Ремзиевна
студент, ГБОУ ВО РК «Крымский инженерно-педагогический университет», Россия, г. Симферополь
Исмаилова Эльзара Аблязизовна
канд. филол. наук, доцент, ГБОУ ВО РК «Крымский инженерно-педагогический университет», Россия, г. Симферополь

 

Исследование аллюзии может иметь литературоведческое или лингвистическое направление, проводиться в сфере когнитивной лингвистики, изучения межкультурных связей или проблемы интертекстуальности. Круг вопросов, которых может касаться проблема аллюзии, является достаточно широким, а потому выделение конкретной смежной области исследования или проблемы прямо зависит от поставленных задач.

Термин «аллюзия» (от лат. «alludere» – «смеяться, намекать», «ludere» – «играть») берет свое начало в XVI в. и означает стилистический приём, заключающийся в намёке на общеизвестные факты, исторические события, литературные произведения и прочее.

Во времена Ф. Бэкона (1561–1626) данный термин использовался для обозначения какого-либо символического сходства в аллегории, параболе или метафоре, поэтому критика вместе с «описательной», «репрезентативной» выделяла место еще и «алюзивной» поэзии. И только с начала XVII в., по заключению Г. Блума [6, с. 26], значение аллюзии формируется как косвенная, скрытая ссылка, содержащая намек.

Активное исследование понятия «аллюзии» начинается лишь в XX в., когда его сравнивали с любой прямой ссылкой, и оно вызывало различные суждения и немалые споры большого количества исследователей.

Термину «аллюзия» уделили большое внимание многие лингвисты, такие как Е.Ю. Абрамова, О.С. Ахманова, И.В. Гюббенет, Е.М. Дронова, А.С. Евсеев, М.И. Киосе, А.Г. Мамаева, Л.А. Машкова, И.Г. Потылицына, Е.В. Розен, И.Н. Софронова, З. Порат и другие.

И.И. Ильин обращает внимание на то, что любой текст – это реакция на предшествующие тексты [4, с. 26]. Именно одной из таких реакций и представляется аллюзия. Аллюзия является неким «мостом», который соединяет предыдущее со следующим, представляет собой своеобразный способ обращения мыслей к прошлому и помогает осмыслить и категоризировать знания о мире.

По определению большого энциклопедического словаря, аллюзия (лат. allusion – намек, острота) – стилистическая фигура, намек, посредством сходно-звучащего слова или упоминания общеизвестного реального факта, исторического события, литературного произведения [1, с. 142].

Данный прием используется в художественном, ораторском, научном и будничном языке для более рельефного, более объемного очерчивания определенной реалии через соотношение ее с аналогом, который хорошо известен из хода исторических событий, жизни выдающихся людей, фольклора, литературных произведений и т.д.

Целью использования аллюзии является обогащение элементарного высказывания и всего произведения сопутствующими знаниями и опытом [3, с. 42-43]. Аллюзия при этом играет роль экономного способа актуализации истории, литературной традиции [7, с. 9]. Поэтому аллюзия, которую используют авторы, может быть как общеизвестным фактом и отвечать фоновым знанием рядового читателя, так и может быть узкоспециализированная, значения которой могут понять читатели определенного круга.

Рассмотрев ряд примеров стилистического приема аллюзии, можно выделить основные функции, т. е. те, которые всегда присутствуют при использовании аллюзии: номинативная, оценочная, экспрессивная, стилистическая.

Примером номинативной функции может служить следующие предложение: Calling sprinter Usain Bolt "the Muhammad Ali of athletics," Sebastian Coe predicts the Jamaican will steal the show again at next year's London Olympics (The San Diego Union Tibune, 2011, September 6).

Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения исторического факта, явления, личности, выполняя номинативную функцию. Так, данная функция характеризуется перенесением наименования «Мухаммед Али атлетики» на другую личность, Усаина Болта, в результате чего аллюзивный прием приписывает последнему определенные качества – чемпион, удостоившийся награды «Спортсмен года» и многих других.

Экспрессивность является неотъемлемой частью аллюзии, служащей выразительным средством в создании текста, высказывания. Таким образом, использование данного приема демонстрирует экспрессивную функцию: "There are a lot of people involved in White Ribbon who come from sporting backgrounds and we use that as a Trojan horse to these ideas," says Hardcore (The New Zealand Herald, 2017, November 25).

Аттрактивная функция алюзивного приема, по мнению А. О. Никитиной, является также основной [5], поскольку цель любого использования аллюзии, особенного использованного в публицистическом тексте, – привлечь внимание реципиента к тексту. Автор для этой цели использует образ Робинзона Крузо – одинокого человека, «борца», который демонстрирует неиссякаемые возможности человека в освоении природы: To a man alone, a Robinson Crusoe, that might be tolerable, but to a man who thinks of his children, the state will always be the necessary path (The Guardian, 2008, July 10). Для аттракции внимания реципиентов сообщения используется антропоним Robinson Crusoe в аллюзивном значении «одинокий человек; личность, не отягощенная социальными обязательствами».

Благодаря оценочной функции, стилистический прием аллюзии передает оценочную информацию, создающую характеристику персонажа или явления. Каждое слово выражает коллективную или индивидуальную оценку субъекта. Именно на этом основана оценочная функция: аллюзия обладает денотатом с зафиксированной оценкой, поэтому эта функция типичная для аллюзий. Например:

Ms Taylor's work has made her famous in the area and she has even been dubbed the Mother Theresa of Bangladesh in both Bangladeshi and British press (BBC News, 2011, December 12). Аллюзия является вспомогательным средством в раскрытии качественного образа, накладывающегося на личность путем оценки определенной информации, заложенной в имени собственном. Образ Матери Терезы, воспринимающийся как символ милосердия, носит образцовый характер.

В связи с заложенной в аллюзии экспрессивной, эмоциональной и оценочной информацией, проявляется стилистическая функция, которая определяется как «образцовый потенциал взаимосвязи языковых средств в тексте» [2, с. 82]. Стилистическая функция аллюзии выражается в употреблении их в качестве метафор, метонимий, эпитетов, сравнений. Примером метонимии может служить следующий отрывок:

Yet there they were at the Baftas — Jennifer Lawrence in an austere black Dior couture gown with a cinched waist and square-cut front panel, so rigid that it stood out in front of her chest (The New Zealand Herald, 2018, February 26).

Таким образом, мы можем сказать, что прием аллюзии зачастую используют с целью обогащения и увеличения смысловой и эстетической нагрузки. Отличительной чертой аллюзии является тот факт, что она позволяет более действенно реализовать интертекстуальность.

 

Список литературы:
1. Алешко-Ожевская С.С. Фразеологический состав английского языка и проблемы аллюзивности художественного текста : дис... канд. филол. наук: 10.02.04. – М., 2006. – 142 с.
2. Арнольд И. В. Стилистика. Современный английский язык: Учебник для вузов. – 5-е изд., испр. и доп. / И. В. Арнольд. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 384 с.
3. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – 4-е изд., стереотипное. – М.: КомКнига, 2006. – 144 с.
4. Ильин И.П. Стилистика интертекстуальности: Теоретические аспекты //Проблемы современной стилистики / Сборник научно-аналитических трудов. М.: Инион, 1989. – 21 с. 186-207. 
5. Никитина А. А. Имена собственные (антропонимы) в языке англоязычной рекламы : на материале аллюзивных имен собственных : автореф. дис… канд. филол. наук : 10.02.04 / Анжелика Алексеевна Никитина. – СПб., 1997. – 144 с.
6. Ben-Porat Z. The Poetics of Literary Allusion. PTL: A Journal for Descriptive Poetics and Theory of Literature 1. – New-York, 1976. – 23 с.
7. Bloom H. A Map of Misreading. – Oxford: Oxford University Press, 1975. – 107 с.