Статья:

Противодействие корпоративному мошенничеству как угрозе экономической безопасности страны: российский и зарубежный опыт

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №7(7)

Рубрика: Юриспруденция

Выходные данные
Бахаева А.А., Зуева А.С. Противодействие корпоративному мошенничеству как угрозе экономической безопасности страны: российский и зарубежный опыт // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2017. № 7(7). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/7/21826 (дата обращения: 24.01.2019).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Противодействие корпоративному мошенничеству как угрозе экономической безопасности страны: российский и зарубежный опыт

Бахаева Асет Артуровна
студент 2-го курса магистратуры кафедры экономических и финансовых расследований Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова, РФ, г. Москва
Зуева Анна Сергеевна
канд. экон. наук, доц. кафедры экономических и финансовых расследований ВШГА МГУ им. М. В. Ломоносова, РФ, г. Москва

 

Одним из существенных факторов, снижающих эффективность бизнеса в России, на сегодняшний день является корпоративное мошенничество – преступное посягательство на активы фирм, осуществляемое собственными работниками предприятий. Ежегодно в России сотни компаний страдают от мошеннических действий, совершаемых внутри организации.

Многомиллионные убытки не только подрывают экономику страны в целом, но и негативно сказываются на репутации компаний на международном уровне. Корпоративное мошенничество, как преступное явление, изучается уже довольно давно. Феномен мошенничества и коррупции именно внутри корпораций в 1939 г. впервые был описан американским социологом Эдвином X. Сазерлендом, который назвал его «white-collar crime» – беловоротничковая преступность [13, с. 39]. Однако особое внимание вопросам борьбы с корпоративным мошенничеством стали уделять еще в 1990-е годы, когда вследствие приватизации активы крупных государственных корпораций казались в руках частного сектора. Резкий передел собственности неизбежно повлек за собой рост экономической преступности, в том числе корпоративной. Схемы таких махинаций достаточно разнообразны, но все они соответствуют обычной форме ведения бизнеса. Это позволяет долгое время осуществлять различные преступные махинации, что впоследствии может привести к масштабным негативным последствиям, включая банкротство.

Прежде чем говорить об угрозах, которые корпоративное мошенничество представляет для организаций, а также для экономической безопасности государства в целом, необходимо разобраться, какова сущность рассматриваемого явления и какие подходы к пониманию термина «корпоративное мошенничество» существуют в современной теории.

Основными задачами настоящей статьи являются изучение понятия «корпоративное мошенничество», данного зарубежными и российскими авторами, рассмотрение необходимой статистики, приведенной ведущими аудиторскими и консалтинговыми компаниями, а также анализ существующих проблем, в том числе таких, как латентность рассматриваемых преступлений и их неисследованность в отечественной практике, и выработка возможных рекомендаций и путей их решения.

В международных стандартах аудита (MCA 240 «Мошенничество и ошибки») указана формулировка корпоративного мошенничества как намеренного действия одного или более лиц среди руководства, управляющего персонала, сотрудников, или третьих сторон, заключающегося в использовании обмана для получения неправомерной или незаконной выгоды. [6] Такая трактовка более широка и универсальна, нежели трактовка «мошенничества» в современном Уголовном Кодексе Российской Федерации (далее УК РФ).

Согласно определению, предложенному Ассоциацией дипломированных специалистов по расследованиям мошенничеств (ACFE), для отнесения конкретного случая правонарушения к мошенничеству требуется ряд доказанных составляющих:

·     заведомо ложное утверждение;

·     осознание того, что утверждение было заведомо ложным, когда оно было сделано;

·     доверие к этому утверждению со стороны потерпевшего;

·     убыток, понесенный в результате произошедшего [1, с. 116].

Таким образом, для того, чтобы соответствовать юридическому определению мошенничества, необходим факт доказанного наличия ущерба у пострадавшей стороны, который должен быть выражен в денежной форме.

Известный автор книг о мошенничестве Говард Р. Давиа дает такое определение рассматриваемому термину: «это любые умышленные действия персонала, менеджмента, третьих лиц, связанные с обманом или злоупотреблением доверия, которые причиняют ущерб компании и направлены на обогащение указанных лиц». [2, с. 24] Данное определение содержит аналогичные признаки, что и диспозиция статьи 159 УК РФ «мошенничество», однако затрагивает более узкий круг общественных отношений – корпоративных.

Джеральд Л. Ковасич в книге «Противодействие мошенничеству. Как разработать и реализовать программу» определяет корпоративное мошенничество как преступление, участники которого неправомерно получают доступ или обманным образом завладевают корпоративными активами [3, с. 52].

Под корпоративным мошенничеством И.П. Бурдикова понимает любые противоправные действия со стороны сотрудников компании, связанные с обманом или злоупотреблением ими доверием/полномочиями, с целью получения для себя или иных лиц каких-либо неправомерных преимуществ (в любой форме), которые приводят к потере компанией активов (денежных средств, имущества, имущественных прав и т.д.), упущенной выгоде и/или дополнительным убыткам и т.д.

АО «НК «Роснефть» была разработана и внедрена в практику «Политика компании в области противодействия корпоративному мошенничеству». Согласно данному документу в компании под корпоративным мошенничеством принято понимать действия или бездействие физических и/или юридических лиц с целью получить личную выгоду и/или выгоду иного лица в ущерб интересам компании и/или причинить компании материальный и/или нематериальный ущерб путем обмана, злоупотребления доверием, введения в заблуждение или иным образом. Корпоративное мошенничество проявляется в виде искажения финансовой отчетности, коррупционных действий, а также хищения и иных злоупотреблений, в том числе умышленной порчи, в отношении активов компании.

Итак, корпоративное мошенничество следует рассматривать как намеренные действия работников компании, которые направлены на хищение ее активов, присвоение прибыли и осуществляются обманным путем и выражаются в манипуляциях с активами, пассивами компании с использованием документации для совершения и сокрытия незаконных действий.

Американский социолог и криминолог Д. Кресси в 1950 г. провел исследование причин мошенничества. Автором была высказана гипотеза о том, что мошенничество совершается при стыковке вместе трех элементов, совокупность которых была названа им «треугольником мошенничества»:

1.  внешнего давления (мотивации);

2.  возможности или способности совершить и скрывать преступление;

3.  способности оправдать мошенничество [9, с. 136].

Эти элементы напрямую зависят от существующей экономической обстановкой в стране. Согласно данным, приведенным Федеральной службой государственной статистики, уровень инфляции в 2015 г. составил 13%, а за 2016 – 5 [11]. Этот показатель является самым высоким за период с 2008 г., когда на Россию обрушились последствия мирового кризиса. В условиях экономической стагнации также неизбежен и рост уровня безработицы, ухудшение таких показателей, как ВВП и качество жизни населения. Все это неизбежно влечет за собой рост преступности в стране, в том числе и экономической. Следовательно, можно предположить, что мотивация, а также способности совершить и оправдать мошенничество находят и свое отражение в этих данных. Результаты исследования, проведенного PWC за 2016 год, показывают, что такой фактор, как возможность или способность совершить экономическое преступление, вырос в России на 8 % по сравнению с 2014 годом и остается наиболее весомым (84%). Вслед за ним по значимости идут давление внешних обстоятельств (8%) и возможность обосновать противоправное действие/ «самооправдание» (8%) [8].

Для наиболее полного понимания рассматриваемой в статье проблемы, важно определить сущность термина «корпоративного мошенничества» в условиях функционирования российских компаний. Обусловлено это тем, что в отечественном законодательстве не содержится понятия рассматриваемой категории.

Начать исследование целесообразно с установления сущности «мошенничества» в целом.

Термин «мошенничество» традиционно связывают со словами, которые указывают на такие формы преступной деятельности, как обман и злоупотребление доверием. То есть в упрощенном варианте мошенничеством является любое преступление, в основе которого лежит преднамеренный обман.

Однако, нельзя утверждать, что обман сам по себе является мошенничеством.

Согласно ст. 159 УК РФ, мошенничество определяется как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием [10]. Ключевым фактором, отличающим мошенничество от других видов преступлений против собственности, как было указано выше, является способ его совершения – обман или злоупотребление доверием. Под обманом понимается сознательное сообщение заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо умолчание об истинных фактах, либо умышленные действия, направленные на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Злоупотребление доверием при совершении мошенничества подразумевает использование с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него [7]. Из этих двух понятий можно сделать вывод, что перед самим хищением преступник ставит пред собой цель ввести в заблуждение лицо, вызвать у него иллюзию правомерности и бескорыстности своих преступных намерений.

Многие из действий, которые по своей сути относятся к корпоративному мошенничеству, определяются и в других статьях УК РФ (например, коммерческий подкуп или злоупотребление полномочиями) или не определяются совсем (например, искажения финансовой отчетности, о которых идет речь в ст. 15 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее – КоАП РФ)) [5].

В ежегодном рейтинге благополучия стран мира (Prosperity Index) Россия в 2016 г. заняла 95 строчку, снизившись по сравнению с предыдущим годом на 37 пунктов [14]. При этом показатель «корпоративное управление» в системе категорий рейтинга имеет худшие оценки не первый год.

Согласно Российскому обзору экономических преступлений, приведенному аудиторской компанией Price Waterhouse Coopers, за 2016 год, почти половина респондентов (48%) отметили, что их компания столкнулась с экономическими преступлениями за последние 2 года. При этом в 46% случаев виновником мошенничества становились лица, действующие внутри организации, то есть сотрудники компании [8].

Трудно переоценить отрицательные последствия мошенничества для представителей российского бизнеса, которые заключаются не только в прямом финансовом ущербе, составляющем для 25% респондентов от 100 тыс. до 1 млн. долларов США, но и в долгосрочном косвенном ущербе, который включает ухудшение морального состояния сотрудников, ослабление деловых отношений и взаимоотношений с регулирующими органами, разрушение репутации или имиджа компании (рисунок 1).

 

Рисунок 1. Отрицательные последствия экономических преступлений

 

30% респондентов отметили, что компании пострадали от взяточничества и коррупции, а 95% считают, что риск мошенничества наиболее высок на этапе отбора поставщиков при осуществлении закупок товаров и услуг [8].

Несмотря на показатели, приведенные выше, в России до сих пор не выработаны эффективные меры противодействия подобным преступлениям, а в основе деятельности компаний по борьбе с корпоративным мошенничеством лежит зарубежный опыт. Вдобавок, корпоративное мошенничество в нашей стране имеет свои особенности, заключающиеся в вовлеченности руководящего персонала в преступные схемы, следовательно, должна быть разработана и своя, специфичная для нашего государства, тактика расследования, раскрытия, а также предупреждения подобных преступлений. Однако для того, чтобы составить отчет, прогноз или криминологическую характеристику отдельного вида преступлений, с целью проведения дальнейших профилактических мероприятий, специалистам необходимо детально изучить уже имеющуюся практику совершения подобных противоправных деяний, что затрудняется в силу латентного характера рассматриваемых преступлений.

Латентной признается преступность, которая не нашла своего отражения в официальных статистических данных. То есть это преступления, которые в силу их скрытого характера не были зафиксированы в уголовной статистике. Латентность обычно приводит к таким последствиям, как: рост преступности в стране, особенно рецидивной; снижение достоверности прогноза преступности, что затрудняет определение основных мер борьбы с ней, и, как следствие, – снижение авторитета правоохранительных органов. Каковы же основные причины латентного характера корпоративного мошенничества в России?

1) Халатное, либо слишком доверительное отношение бенефициаров к своему персоналу, что позволяет долгое время оставаться в тени.

2) Плохое функционирование системы внутреннего контроля, либо полное его отсутствие.

3) Изощренность способов сокрытия мошеннических махинаций.

4) Вовлеченность руководства в схемы совершения преступлений.

5) Отказ обманутых бенефициаров обращаться за помощью в правоохранительные органы, что неизбежно влечет за собой искажение уголовной статистики и отсутствие квалифицированных кадров.

6) Боязнь за свою репутацию и нежелание огласки в СМИ.

7) Наличие аудиторских и консалтинговых компаний – специалистов в области своего дела.

Все эти факторы неизбежно влекут за собой отстраненность государственных структур, в том числе правоохранительных органов, от процесса госконтроля корпоративных отношений, а также их невозможность в полной мере участвовать в решения вопросов выработки верной политики по противодействию рассматриваемым в статье преступлениям.

Исследование схем мошенничества в российских условиях остается малоизученной проблемой как в теоретическом, так и в практическом плане. Об актуальности данной темы для российских компаний свидетельствует то, что вопросам борьбы с корпоративным мошенничеством уделяется внимание на правительственном уровне. Так, Министерством финансов Российской Федерации (далее – Минфин РФ) отмечается необходимость оценки рисков злоупотреблений, в частности, злоупотреблений, связанных с приобретением и использованием активов, ведением бухгалтерского учета, в том числе составлением бухгалтерской (финансовой) отчетности, совершением действий, являющихся коррупциогенными (включая коммерческий подкуп) [4].

Ассоциацией дипломированных экспертов по мошенничеству (Associated of Certified Fraud Examiners, ACFE), было составлено так называемое «дерево мошенничества» – модель классификации известных способов мошенничества, которое представляет собой систему известных способов совершения преступлений корпоративными мошенниками [4]. Все способы разделены на три основные группы:

1)      Коррупция.

2)      Мошенничество с финансовой отчетностью.

3)      Незаконное присвоение активов.

Этими группами охвачен широкий спектр преступлений, совершаемых управляющим персоналом, менеджерами, работниками, которые ранжированы от мелких краж до сложных схем финансового мошенничества. Однако, подобным образом сгруппированные способы хищения активов не учитывают российских особенностей совершения мошенничеств. В первую очередь, в нашей стране защищаются государственные интересы и государственная собственность. Следовательно, законодательство в области противодействия коррупции среди государственных служащих, а также в обществах с государственным участием, является куда более прогрессивным, нежели в области частного бизнеса.

Подобная группировка также не отражает способ, при котором мошенниками, в большинстве случаев руководителями организации, создаются фиктивные фирмы с целью вывода активов, а также не менее популярный сговор менеджеров с представителями контрагентов для целей собственного обогащения в ущерб работодателю. Наибольшему риску чаще всего бывает подвержена не столько сама компания, сколько ее акционеры и бенефициары. Все эти особенности должны лежать в основе применяемых методов расследования и противодействия корпоративному мошенничеству в России.

В настоящее время Россией активно защищается преимущественно государственный бюджет: возбуждено большое количество экономических уголовных дел, связанных с коррупцией в государственных органах, хищениями бюджетных средств и государственного имущества. Российское законотворчество направлено в основном на защиту именно этих интересов, что выражается в разработке стратегии противодействия коррупции на государственной службе, усилении регламентации закупок для публичных нужд, проведении активной антикоррупционной экспертизы правовых актов и их проектов и т.д. Таким образом, государство занимается защитой собственного имущества от действий чиновников. А бремя защиты частного капитала компаний от действий собственного персонала возложено на плечи бизнесменов [13, с. 40].

В соответствии со ст. 13.3 Федерального закона «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ с 2013 года предусмотрена обязанность внедрять в систему менеджмента антикоррупционные механизмы, что дает возможность противодействовать как коррупции в государственном секторе, так и коммерческой коррупции со стороны персонала: фальсификации отчетности, хищению и неправомерному использованию активов [12].

Однако, следует признать, что соблюдение требований закона в большинстве случаев является формальным и не позволяет достичь требуемых результатов. Анализ сведений, опубликованных «Открытым правительством» в октябре 2014 года, свидетельствует о декларативном характере большинства антикоррупционных планов даже государственных министерств и ведомств, поэтому их применение оказывается малоэффективным.

Что касается закрепления такого преступления, как корпоративное мошенничество, в уголовном законодательстве РФ, то данный термин в Уголовном кодексе отсутствует, а при совершении подобных хищений обычно вменяются такие составы, как мошенничество, кража, присвоение и растрата, коммерческий подкуп и иные.

Подведем итоги.

1. Как мы видим из проведенного выше исследования, корпоративное мошенничество – явление, широко изучаемое за рубежом. В статье приведены терминология и сущность корпоративного мошенничества, данные зарубежными авторами.

2. В России такой вид корпоративной преступности, как корпоративное мошенничество, набирает обороты, следовательно, становится объектом изучения многих специалистов, правоведов и экономистов. Приведенная статистика также показывает, что представительства всемирно известных консалтинговых и аудиторских компаний заинтересованы в процессе совершенствования приемов противодействия корпоративному мошенничеству именно в России.

3. На рост хищений сотрудниками организаций напрямую влияет и экономическая обстановка в стране: наглядным примером является кризис 2015 г.

4. Корпоративное мошенничество носит латентный характер, что затрудняет участие государства в выработке политики противодействия корпоративному мошенничеству.

5. Законодательство в области противодействия корпоративному мошенничеству также детально не разработано и имеет свои недостатки.

Согласно проведенному опросу сотрудников таких компаний, оказывающих услуги форензика, как KPMG, PwC и Ernst&Young, 70% опрошенных рекомендовали вводить в организациях собственную службу аудита и контроля за деятельностью сотрудников. Также поступали предложения по обеспечению независимости функций контролирующих и руководящих структур, заблаговременной оценке рисков и повышению заработных плат. Формирование нетерпимого отношения сотрудников к такому явлению, как корпоративное мошенничество, а также введение горячей линии – такие же необходимые условия надежного и стабильного ведения бизнеса.

Конечно, применение всех необходимых мер по недопущению совершения хищений в организациях – процесс довольно затратный и требует немалых усилий. Однако, порой, в особенности для представителей крупного и среднего бизнеса, это может помочь сохранить хорошую деловую репутацию и избежать колоссальных потерь.

 

Список литературы:
1. Борзунов А.А. Совершенствование механизмов противодействия мошенничеству и злоупотреблениям персонала на основе управление кадровыми рисками // Экономика и современный менеджмент: теория и практика. – 2014. – № 39. – С. 116–118.
2. Говард Р. Давиа. Мошенничество: методики обнаружения / пер. с англ. – СПб.: ДНК, 2005. 200 c.
3. Джеральд Л. Ковасевич Противодействие мошенничеству. Как разработать и реализовать программу мероприятий. – М.: Маросейка, 2010. – 306 с.
4. Информация Министерства финансов Российской Федерации № ПЗ-11/2013 «Организация и осуществление экономическим субъектом внутреннего контроля совершаемых фактов хозяйственной жизни, ведения бухгалтерского учета и составления бухгалтерской (финансовой) отчетности» // СПС КонсультантПлюс – Режим доступа. – URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_156407/ (дата обращения: 11.02.2017).
5. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 1.
6. Международный стандарт аудита 240 «Обязанности аудитора в отношении недобросовестных действий при проведении аудита финансовой отчетности» // online.zakon.kz – Режим доступа. – URL: http://online.zakon.kz/document/?doc_id=30209254#pos=1;-173 (дата обращения: 20.02.2017).
7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Российская газета, 12.01.2008.
8. Российский обзор экономических преступлений за 2016 год «Взгляд в будущее с умеренным оптимизмом» // PwC.ru – Режим доступа. – URL: http://www.pwc.ru/ru/forensic-services/publications/resc-2016.html (дата обращения: 17.03.2017).
9. Слабинский Д.В. Экономическая природа, содержание и виды корпоративного мошенничества как объект учетно-аналитического обеспечения корпоративного менеджмента // Вестник Белгородского государственного технологического университета им. В.Г. Шухова. – 2013. – № 5. – С. 136–147.
10. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, Ст. 2954.
11. Уровень Инфляции в Российской Федерации // Федеральная служба государственной статистики – Режим доступа. – URL: http://уровень-инфляции.рф (дата обращения: 24.03.2017).
12. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 52 (ч. 1). – Ст. 6228. Федеральный закон «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 52 (ч. 1). – Ст. 6228.
13. Шенгелия И. Борьба с корпоративным мошенничеством: применим ли иностранный опыт? // Нефть, газ и право. – 2013. – № 2. – С. 39–43.
14. The legatum prosperity index™ 2016 // Legatum Institute: Bringing Prosperity to Life – Режим доступа. – URL: http://www.prosperity.com/rankings (дата обращения: 15.01.2017).