Статья:

Психолого-педагогические основания инклюзивного образования

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №32(83)

Рубрика: Педагогика

Выходные данные
Гимранова А.М. Психолого-педагогические основания инклюзивного образования // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 32(83). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/83/58839 (дата обращения: 14.12.2019).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Психолого-педагогические основания инклюзивного образования

Гимранова Альбина Мавлетовна
магистрант, Казанский (Приволжский)Федеральный университет, РФ, г. Казань

 

Инклюзивное обучение детей с особыми потребностями в образовании совместно с их сверстниками – это обучение разных детей в одном классе, а не в специально выделенной группе при общеобразовательной школе. На успешность внедрения инклюзивного образования влияет множество факторов, это и учебно-методическое и материально-организационное обеспечение, социально-психологический порядок и нравственное развитие общества. Важным условием организации данного вида обучения является предоставление положительных отношений всех участников образовательной пространства, а также создания среды, содействующей адаптации и удовлетворению особых потребностей детей [Шевырева].

Термин «инклюзивное образование» был предложен ЮНЕСКО для того, чтобы подчеркнуть необходимость специальных усилий, которые должны быть сделаны окружением (администрацией учреждений, архитекторами, педагогами, детьми) для того, чтобы человек с особыми потребностями был включен в систему образования и имел равные возможности с другими [Андикян, с. 56].

Понятие «инклюзивное образование» рассматривается в зарубежной литературе с различных позиций:

как философская категория, фундаментальной основой которой является признание обществом и школой уникальности и ценности каждого ребенка независимо от их индивидуальных различий (A. Renzaglia);

как процесс и практика совместного обучения в общеобразовательных школах, расположенных рядом с местом проживания, с предоставлением необходимой поддержки (R.Arends, C.A. Kochar, L.L.West, J.M. Taymans, Y.R.Shemesh);

как единая естественная образовательная среда, в условиях которой все дети обучаются по одной образовательной программе, необходимая помощь и поддержка оказывается всем детям непосредственно в общем классе, все дети признаются уникальными и принимаются друг другом, планирование и реализация образовательных стратегий осуществляется командой педагогов (D.L.Ryndak, L.Jackson, F.Bilingsley);

как неотъемлемый компонент современной образовательной парадигмы, который понимается в качестве системообразующего стержня внутришкольной организации, ее целей, системы установок и повседневных мероприятий (H. Levin) [Сигал, с. 15].

Применительно к России «инклюзивное образование» как юридическое понятие закреплено в Федеральном законе от 29 декабря 2012 г. № 273 «Об образовании в Российской Федерации». Согласно п. 27 ст. 2 данного нормативно-правового акта, инклюзивное образование – обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей [ФЗ].

Н.Г. Сигал указывает, что в России создана необходимая регламентирующая и фундаментальная теоретико-методологическая база для интеграции идеи инклюзии в систему общего образования, но на практике существует ситуация, связанная и с интерпретацией сущности понятия «инклюзивное образование», сужением рамок его значимости только социальным аспектом, что можно рассматривать как естественный начальный этап развития процесса, а с другой стороны, данная позиция обусловливает доминирование «средового подхода» к его организации в общеобразовательных школах [Сигал, с. 20].

Практическая реализация принципов инклюзивного образования в России встречается с большими трудностями. К основным группам трудностей относят следующие:

1) отсутствие гибких образовательных стандартов;

2) несоответствие учебных планов и содержания обучения массовой школы особым образовательным потребностям ребенка;

3) отсутствие специальной подготовки педагогического коллектива;

4) недостаточное материально - техническое оснащение общеобразовательного учреждения под нужды таких детей;

5) отсутствие в штатном расписании образовательных учреждений общего типа дополнительных ставок педагогических и других необходимых работников.

6) межличностное взаимодействие – отношение людей, недостаток знаний, страх, предубеждения, чрезмерная специализация, конкуренция, отсутствие опыта восприятия различий, стереотипность мышления;

7) денежные и материальные средства (нехватка средств и оборудования, низкая заработная плата, неравномерное распределение ресурсов);

8) знания и информация (безграмотность, отсутствие доступа к зданиям, слабая политика или ее отсутствие, отсутствие коллективного опыта в обсуждении и решении проблем).

Внедрение инклюзивного образования сталкивается не только с трудностями организации так называемой «безбарьерной среды», но и с препятствиями социального свойства, заключающихся в распространённых стереотипах и предрассудков, в том числе, в готовности или отказе учителя, школьников и их родителей принять рассматриваемую форму образования.

Большее внимание уделяют преимущественно педагогическим и образовательным проблемы, затемняя одну из самых значимых проблем: сложность социализации ребенка с особенными потребностями в образовании в коллективе обычных детей, отношения между детьми, родителями и т.д., и возможность подобной социализации при существующем уровне культуры общения и коммуникации [Кляузова]. Это основано на том, что сущность человеческой индивидуальности определяется самобытностью взаимодействия человека с окружающим миром. Способности человека гак или иначе взаимодействуют с индивидуальными чертами и особенностями, сами являясь неповторимыми и в предпосылках развития (задатках), и в степени развития, функциональной зрелости, эмоциональном и творческом отношении к окружающему миру. Поэтому в социально-педагогической практике и проявляется необходимость индивидуального подхода в развитии и совершенствовании способностей каждого ученика, личности, стремящейся к проявлению своего потенциала в деятельности и общении [Маркин, с. 285].

Дети с ОВЗ имеют равные права со своими сверстниками на достойное проживание периода в социуме среди других детей, несмотря на ограничения в своем здоровье, однако сфера жизнедеятельности таких детей подвержена множеству ограничений, в том числе в организации коммуникативных процессов.

 

Список литературы:
1. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» с изменениями и дополнениями от: 7 мая, 7 июня, 2, 23 июля, 25 ноября 2013 г., 3 февраля, 5, 27 мая, 4, 28 июня, 21 июля, 31 декабря 2014 г., 6 апреля, 2 мая, 29 июня, 13 июля, 14, 29, 30 декабря 2015 г., 2 марта, 2 июня, 3 июля 2016 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ivo.garant.ru/.
2. Андикян Б.Д. Инклюзивное образование: особенности и тенденции развития // Вестник Московского государственного гуманитарно-экономического института. - 2012. -№ 2 (10). - С. 56-62.
3. Кляузова В.Ю. Инклюзивное образование: за и против [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: // nsportal.ru /shkola/.
4. Коркунов, В.В. Концептуальные положения развития специального образования в регионе: от теоретических моделей к практической реализации: монография [текст] / В.В. Коркунов. –УрГПУ, Екатеринбург, 1998. – 124 с.
5. Маркин В. В. Индивидуальный подход в развитии способностей человека и инклюзивное образование // Полипарадигмальность современного образования. Материалы научно-практической конференции / под ред. С.А. Ан. – 2016.  – С. 284-288.
6. Овчарова Р. В. Практическая психология в начальной школе. — М.: ТЦ «Сфера», 1996. - 240 с.
7. Сигал Н.Г. Современное состояние и тенденции развития инклюзивного образования за рубежом. Автореф. на соиск. уч. степ. к. пед. н. – Казань, 2016. – 23 с.
8. Шевырева Е.Г., Корниенко Т.В., Макарова В.А. Инклюзивное образование – образование, доступное каждому. Материалы международной научно - практической конференции: Социально-педагогическое сопровождение инклюзивного образования / МГОГИ, 2014.