Статья:

Антибиотикорезистентность хламидий, возбудителей урогенитальных инфекций

Журнал: Научный журнал «Студенческий форум» выпуск №41(92)

Рубрика: Медицина и фармацевтика

Выходные данные
Ганцева А.А., Пикулев Э.П. Антибиотикорезистентность хламидий, возбудителей урогенитальных инфекций // Студенческий форум: электрон. научн. журн. 2019. № 41(92). URL: https://nauchforum.ru/journal/stud/92/63307 (дата обращения: 06.07.2020).
Журнал опубликован
Мне нравится
на печатьскачать .pdfподелиться

Антибиотикорезистентность хламидий, возбудителей урогенитальных инфекций

Ганцева Анастасия Александровна
студент, Пермский государственный медицинский университет им. академика Е.А. Вагнера Минздрава РФ, РФ, г. Пермь
Пикулев Эдуард Петрович
студент, Пермский государственный медицинский университет им. академика Е.А. Вагнера Минздрава РФ, РФ, г. Пермь

 

Хламидийная инфекция урогенитального тракта является глобальной проблемой общественного здравоохранения с высоким уровнем опасности связи с бессимптомным течением заболевания. Сhlamydia trachomatis (C. trachomatis) - одна из основных причин бактериальных заболеваний, передаваемых половым путем на уровне с сифилисом, гонококковой инфекции и трихомонозом. 

В настоящее время наблюдается тенденция к бактериальной устойчивости C. trachomatis, что ведет к увеличению сложности лечения пациентов с хламидийной урогенитальной инфекцией и увеличением частоты развития осложнений и негативных последствий, неблагоприятно влияющих на репродуктивную систему. 

Хламидии, Chlamydia составляют группу высоко адаптированных, грамотрицательных  бактерий, ведущих внутриклеточный образ жизни. Три вида Chlamydia являются патогенными для человека: Chlamydia trachomatis, Chlamydia pneumoniae и Chlamydia psittaci.

C. trachomatis является ведущей бактериальной причиной инфекций, передаваемых половым путем, при этом заболеваемость хламидиями в Российской Федерации на 2017 составляет 51, 8 тысяч человек [1].

Хламидийная инфекция инициируется высокоинфекционной, метаболически неактивной внеклеточной формой - элементарными тельцами (ЭТ). Далее ЭТ проникают собственно в цитоплазму клеток хозяина путём инвагинации, образуя внутри клетки микроколонии. Спустя 6-8 часов внутри клетки из элементарных телец образуются ретикулярные тельца (РТ) - неинфекционные, способные к делению, росту и развитию.

Ко вторым суткам ретикулярные тельца начинают делиться, образуются новые элементарные тельца, которые попадают в окружающую среду через ободок цитоплазмы, что ведёт к гибели клетки. Этот процесс длится до 72 часов. При этом возможно заражение другого человека, при половом контакте, родах. 

Также хламидии могут формировать L-формы, при воздействии на них агрессивных факторов, например при нерациональном использовании антибиотиков, что определяется неспособностью воздействовать на иммунокомпетентные клетки (ИКК) в должном объеме. [4]

При лечении урогенитального хламидиоза чаще всего применяются препараты следующих групп:  тетрациклины – доксициклин, макролиды: азитромицин, кларитромицин, рокситромицин и джозамицин; фторхинолоны – офлоксацин и моксифлоксацин, эффективность которых практически не достигает 100% [2].

Распространение антибиотикорезистентных C. trachomatis носит эпидемиологическое, медицинское и социальное значение. Проблема антибиотикорезистентности хламидий все еще недостаточно изучена, однако ряд исследователей связывает данный феномен с фенотипической резистентностью, а также с генетической изменчивостью, то есть с мутациями в определенных генах и способностью к приобретению генов устойчивости к антибиотикам [3]. У C. trachomatis развитие генетической изменчивости может включать мутации в консервативных последовательностях гена 23S рРНК, горизонтальный перенос генов, замена нуклеотидов. Помимо этого широкое использование антибиотиков группы макролидов, тетрациклина, бета-лактамов и фторхинолонов создает условия селективного давления на C. trachomatis, тем самым способствуя отбору штаммов с приобретенной устойчивостью.

Так, основные антибиотики первой линии - тетрациклины (ТЭТ) и азитромицин (АЗМ) достаточно эффективны в лечении неосложненной хламидийной инфекции. Однако, нарушение жизненного цикла хламидий будет лишь способствовать длительной персистенции в цилиндрическом эпителии, в таком случае дальнейшее лечение будет неэффективным [10].

По данным Орегонского университета, США доказательства хламидийной персистенции, развития антибиотикорезистентности были установлены лабораторно, когда инфицированные клетки подвергались воздействию β-лактамных антибиотиков, IFN-γ. В данном случае отмечалась нормальная способность РТ к синтезу белков и компонентов ДНК, но отсутствие способности к делению. При этом, при снятии действия стрессорного фактора (антибиотика), ретикулярные тельца вновь приобретали возможность делиться и дифференцироваться в элементарные тельца. Лечение β-лактамными антибиотиками, которые исторически использовались как стандарт в лечении T. pallidum, так и для N. gonorrheae, в случае хламидиоза не приносят необходимых результатов, поскольку вызывают перечисленные выше эффекты [9].

Также в ряде исследований были выявлены возможные пути, по которым антибактериальная терапия в клинических условиях или длительная инфекция могут привести к фенотипической устойчивости к антибиотикам. Примеры включают исследование, показывающее, что персистирующий хламидиоз стал фенотипически устойчивым к клиренсу АЗМ после первоначального воздействия пенициллина, а также работа,в которой было установлено, что макролид эритромицин блокировал дифференцировку элементарных телец в ретикулярные, если он был добавлен in vitro до развития инфекции, но в дальнейшем вызывал увеличение ретикулярных телец и блокировал дифференцировку элементарных телец при добавлении антибиотика через 18 или 24 ч после инокуляции [5,4,7]. Персистенция может вызывать каскад потенциально серьезных последствий, таких как  воспаление органов малого таза (аднексит), бесплодие, развитие спаек (фибринозное воспаление), слепота, артриты, астма и атеросклероз [9].

В результате еще одного научного исследования изучалось действие фторхинолонов на хламидийную клетку. Основной мишенью фторхинолонов у хламидий является ДНК-гираза, которая выполняет важную функцию при репликации, транскрипции, рекомбинации и репарации бактериальной ДНК. Что приводит к нарушению образования ДНК ретикулярными тельцами, а соответственно и делению с образованием элементарных телец [2,6].

В исследовании, изучающем развитие у хламидий антибиотикорезистентности к фторхинолонам, было выявлено снижение чувствительности и возможное развитие антибиотикорезистентности к фторхинолонам. Это связано с типичной мутацией в QRDR gyrA, однако частота встречаемости данного механизма  устойчивости низкая (0,05%) в исследовании популяции штаммов C. trachomatis [3]. Поэтому применение препаратов данной группы на данный момент является более рациональным.

Развитие антибиотикорезистентности хламидий, вызывающих заболевания урогенитального тракта, являются важной медико-биологической проблемой в здравоохранении. Существование как фенотипических, так и генотипических механизмов развития резистентности создает сложность и требует аккуратности применения антибиотиков в лечении хламидийной инфекции. 

 

Список литературы:
1. Здравоохранение в России. 2017: Стат.сб./Росстат. - М., 2017. – С. 41
2. Мавров Г.И. Новый фторхинолон моксифлоксацин в лечении хламидийной инфекции (обзор литературы и собственные исследования)// Украинский журнал дерматологии, венерологии, косметологии. – 2003 № 4 – С. 96
3. Эйдельштейн И.А. Существует ли проблема мутационной устойчивости к фторхинолонам у Chlamydia trachomatis российские данные // Медицинский совет. 2016. №5. - С. 142-145
4. Clark RB, Schatzki PF, Dalton HP. Ultrastructural analysis of the effects of erythromycin on the morphology and developmental cycle of Chlamydia trachomatis HAR-13. Arch Microbiol. 1982;- P. 278–282
5. Dreses-Werringloer U. Detection of nucleotide variability in rpoB in both rifampin-sensitive and rifampin-resistant strains of Chlamydia trachomatis. Antimicrob Agents Chemother. 2003;-P. 2316–2318.
6. Hammerschlag MR. Advances in the management of Chlamydia pneumoniae infections. Expert Rev Anti-Infect Ther. 2013-; P.493–503.
7. Hogan RJ.. Chlamydial persistence: beyond the biphasic paradigm. Infect Immun. 2014;-P.1843–1855. Detailed review of the different in vitro persistence models.
8. Sandoz KM, Rockey DD. Antibiotic resistance in Chlamydiae. Future Microbiol. 2010;5(9) - P.1427–1442.
9. Stamm LV. Global challenge of antibiotic-resistant Treponema pallidum. Antimicrob. Agents Chemother. 2010-; P.583–589
10. Workowski KA, Levine WC, Wasserheit JN. U.S. Centers for Disease Control and Prevention guidelines for the treatment of sexually transmitted diseases: an opportunity to unify clinical and public health practice. Ann Intern Med. 2002-; P. 255–262.