Статья:

Современные диагностические технологии выявления форм и факторов буллинга

Конференция: XXXIX Студенческая международная научно-практическая конференция «Гуманитарные науки. Студенческий научный форум»

Секция: Психология

Выходные данные
Хегай А.И. Современные диагностические технологии выявления форм и факторов буллинга // Гуманитарные науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(39). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_humanities/4(39).pdf (дата обращения: 15.06.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 11 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Современные диагностические технологии выявления форм и факторов буллинга

Хегай Анжела Игорьевна
студент, Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет, РФ, г. Томск
Филенко Игорь Александрович
научный руководитель, канд. психол. наук, доцент, Национальный Исследовательский Томский Государственный Университет, РФ, г. Томск

 

Буллинг, или же травля, запугивание, агрессивное преследование — это физический, психологический террор, проявление агрессии со стороны одного индивида, или группы лиц, по отношению к другому человеку. Буллинг не является спонтанной активностью преследователя, направленной на случайного субъекта, - практически всегда это продуманное, планомерное, целевое воздействие на конкретного человека, связанное с определенными социальными, психологическими аспектами межличностных отношений. Влияния буллинга могут быть крайне разрушительны для личности. К психологическим проблемам можно отнести снижение самооценки, формирование высокой тревожности, возникновение психосоматических проблем, появление депрессии, возникновение суициидальных мыслей и поведения. Кроме этого, у школьников и студентов, подвергающихся буллингу, появляются проблемы в обучении, снижается успеваемость. То есть у жертвы буллинга существенно ухудшается качество жизни в различных сферах жизнедеятельности.

Согласно данным исследований, численность молодежи, сталкивающейся с буллингом в странах Европы и США, находится на уровне от 20% до 40%, а в странах Латинской Америки достигает 50% [1]. В последние годы произошли изменения в формах буллинга, который частично перешел из образовательных учреждений в цифровую среду. Жертвами кибербуллинга являются около 15% подростков по результатам исследования [2].

Современные программы профилактики возникновения буллинга, ориентированные на различные методологические принципы его понимания и изучения (диспозиционный, темпоральный, контекстуальный, социоэкологический подходы), отмечают, что в основе психолого-педагогических технологий данного направления должна находиться ранняя диагностика психологических особенностей людей, вовлеченных в буллинг, возможных форм буллинга и факторов, их обуславливающих.

В связи с этим целью нашего исследования является сравнительный анализ наиболее перспективных методик, созданных за последние 10 лет, направленных на изучение особенностей буллинга. Данная работа ориентирована на оптимизацию дальнейших исследовательских стратегий, связанных с изучением феномена буллинга.

В статье T. Shaw, J.J. Dooley, D. Cross et al. (2013) описан разработанный авторами опросник [3], содержащий две формы: 1). FBS-V (10 пунктов), характеризующая шкалу оценки различных видов буллинга (в том числе и кибербуллинга), которым подвергался человек (α Кронбаха = 0,92); 2). FBS-P (10 пунктов), характеризующую шкалу оценки различных видов буллинга (в том числе и кибербуллинга), которые использовал буллер (α Кронбаха = 0,91). Данные шкалы были стандартизированы на выборке 3496 школьников в возрасте 12-16 лет.

В статье W.J. Hall (2016) приведены результаты разработки и валидизации опросника буллинга, тревожности и агрессии (BullyHARM) [4], который рекомендован к применению для школьников возраста от 12 до 17 лет включительно. Опросник, определяющий – насколько часто молодой человек подвергался воздействию буллинга за предыдушие 30 дней, включает 22 пункта и семь шкал: физический буллинг (пять пунктов, α Кронбаха = 0,85); вербальный буллинг (три пункта, α Кронбаха = 0,85); социальный буллинг (три пункта, α Кронбаха =  0,82); кибербуллинг (три пункта, α Кронбаха = 0,91); имущественный буллинг (три пункта, α Кронбаха = 0,83); сексуальный буллинг (пять пунктов, α Кронбаха = 0,85) и общую шкалу буллинга (22 пункта, α Кронбаха =  0,93). Тест был апробирован на группе школьников 275 человек.

В работе S. Hinduja, J.W. Patchin (2015) представлен опросник для для изучения кибербуллинга [5], включающий две основные шкалы: шкалу виктимизации, связанной с кибербуллингом (показатель надежности шкалы – α Кронбаха = 0.867-0.935 по результатам десяти различных исследований), и шкалу обидчика, вовлеченного в кибербуллинг (показатель надежности шкалы – α Кронбаха = 0.793-0.969). Каждая шкала имеет по девять пунктов. Возрастной диапазон применимости шкал – от 11 до 18 лет включительно. Тест стандартизирован на группе 26 000 человек.

Опросник Е.Г. Норкиной (2016), представленный 24 утверждениями, выявляет положение человека в ролевой буллинг-структуре в соответствие со следующими позициями: Инициатор, Помощник, Защитник, Жертва, Наблюдатель [6]. Рекомендован к совместному использованию с социометрической диагностикой по Я. Морено. Описание психометрических характеристик методики и базовой выборки автором не приводятся.

Опросник риска буллинга (ОРБ), разработанный А.А. Бочавер, В.Б. Кузнецовой, Е.М. Бианки и др (2016), апробированный на группе школьников (285 человек) от 10 до 18 лет включительно, позволяет охарактеризовать средовые факторы риска буллинга в школе [7]. Он включает 48 утверждений, которые формируют 4 шкалы: шкала небезопасности, α-Кронбаха = 0,73; шкала  благополучия, α-Кронбаха = 0,60; шкала разобщенности, α-Кронбаха = 0,67; шкала  равноправия, α-Кронбаха = 0,56.

Методика «Распространенность школьной травли в старших классах школы», разработанная А. А. Реаном, М. А. Новиковой (2019) позволяет оценить роль школьника в ситуации буллинга (жертва, булли, свидетель) за период предшествующего исследованию месяца, а также четыре типа буллинга (для определения каждого предложено по шесть вопросов): социальная агрессия, физический, вербальный, кибербуллинг [1]. Данный опросник предъявляется три раза с разными инструкциями, ориентированными на выявление особенностей ролевого поведения, связанного с буллингом. Опросник апробирован на группе учащихся 15-17 лет (890 человек). Авторами получены следующие значения надежности каждой из четырех шкал: для роли «Виктимизация» (α-Кронбаха = 0,86, 0,89, 0,86 и 0,87, соответственно); для роли «Участие в травле в роли свидетеля» (α-Кронбаха = 0,90, 0,92, 0,93, 0,92, соответственно); для роли «Склонность к инициированию травли» пункты «Вербального буллинга» и «Кибербуллинга» входят в единую субшкалу, вторая субшкала - «Социальная агрессия», третья субшкала «Физический буллинг»), соответственно, α-Кронбаха = 0,91, 0,92, 0,92. Согласно результатам исследования авторов ни разу не оказывались жертвами буллинга за последний месяц 58% опрошенных, ни разу не были инициаторами травли за прошедший месяц 65 % опрошенных, ни разу не были свидетелями травли 53% опрошенных.

Как видно из описания данных опросников, их шкалы и внутренняя структура отражают в своих контекстах те изменения, которые происходят в социальных системах, и приводят к изменениям в агрессивных проявлениях в молодежной среде. В связи с чем использование представленных в данной работе опросников в современных исследованиях может дать новое понимание буллинга и обуславливающих его факторов.

 

Список литературы:
1. Реан А.А., Новикова М.А. Буллинг в среде старшеклассников Российской Федерации: распространенность и влияние социоэкономических факторов// Мир психологии . 2019. № 1. С. 165-177.
2. Modecki K.L., Minchin J., Harbaugh A.G., Guerra N.G., Runions K.C.  Bullying prevalence across contexts: A meta-analysis measuring cyber and traditional bullying // Journal of Adolescent Health. 2014. V. 55. №. 5. P. 602–611.
3. Shaw T., Dooley J.J. Cross D, Zubrick S.R. & Waters S. The Forms of Bullying Scale (FBS): Validity and Reliability Estimates for a Measure of Bullying Victimization and Perpetration in Adolescence.// Psychological Assessment. 2013. Jun. P. 1-38.
4. Hall W.J. Initial Development and Validation of the BullyHARM: The Bullying, Harassment, and Aggression Receipt Measure// Psychol Sch. 2016. November. № 53(9). P. 984–1000.
5. Hinduja S. & Patchin J. W. Bullying Beyond the Schoolyard: Preventing and Responding to Cyberbullying (2nd edition). Thousand Oaks, CA: Sage Publications. 2015. 
6. Норкина Е.Г. Методика на выявление «буллинг-структуры»// Таврический научный обозреватель. 2016. Март. № 3(8). С. 170-174.
7. Бочавер А.А., Кузнецов В.Б., Бианки Е.М., Дмитриевский П.В. Опросник риска буллинга в школе (ОРБ) // Вопросы психологии. 2015. №5. С. 146—154).