Статья:

Характеристика компонентов институционального дискурса, присущих военному репортажу (на материале англоязычных Интернет-изданий)

Конференция: XLII Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Амелин Д.А. Характеристика компонентов институционального дискурса, присущих военному репортажу (на материале англоязычных Интернет-изданий) // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XLII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 2(41). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/2(41).pdf (дата обращения: 19.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 3 голоса
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Характеристика компонентов институционального дискурса, присущих военному репортажу (на материале англоязычных Интернет-изданий)

Амелин Денис Андреевич
студент, Кемеровский государственный университет, РФ, г. Кемерово
Соколова Надежда Сергеевна
научный руководитель, канд. филол. наук, доц., Кемеровский государственный университет, РФ, г. Кемерово

 

Последние несколько лет обстановка в мире становится все более напряженной, что во многом обусловлено участившимися в мире различными боевыми действиями. Уже довольно продолжительное время страшные военные события имеют место в Сирии. На главных страницах сайтов всемирно известных изданий наряду с другими злободневными статьями в сфере политики, экономики и т.д. непрестанно появляются репортажи о военных действиях противоборствующих сторон, стран, вмешавшихся в данный конфликт и принимающих в нём активное участие, и различных боевых группировок, что позволяет привлечь широкую читательскую аудиторию и создать в сознании людей определенный образ участников этого конфликта и их действий.

В последние десятилетия не только в лингвистике, но и во многих других гуманитарных и социальных науках все больше внимание уделяется изучению дискурса. До сих пор общепризнанного определения «дискурса», охватывающего все случаи его употребления, не существует. В данной работе мы опираемся на следующее определение дискурса «речевая деятельность, являющаяся «в то же время и языковым материалом», причем в любой его репрезентации – звуковой или графической» [5].

Всевозможные виды дискурса с позиции социолингвистики можно отнести к двум большим группам: персональный (личностно-ориентированный) и институциональный. В.И. Карасик предлагает следующее определение институционального дискурса: «институциональный дискурс – специализированная клишированная разновидность общения между людьми, которые могут не знать друг друга, но должны общаться в соответствии с нормами данного социума [4]. В данном типе дискурса обязательным условием является социальное неравенство между коммуникантами, а характеризуется он следующими двумя признаками: целевой направленностью дискурса и его аудиторией. К указанному типу можно отнести следующие виды дискурса: административный, военный, деловой, дипломатический, масс-медийный, политический, юридический и многие другие.

Для описания конкретного вида институционального дискурса целесообразно рассмотреть его следующие компоненты: участники, хронотоп, цели, ценности, стратегии, материал (тематика), разновидности и жанры, прецедентные тексты и дискурсивные формулы [4].

В данном исследовании будут подробно рассмотрены масс-медийный (газетно-публицистический) дискурс и его характеристики на примере военных репортажей. В качестве основы для анализа используются военные новостные репортажи всемирно известных изданий (The Guardian, BBC, The Times и др.), повествующих о военных действиях в Сирии в январе и феврале 2016 года.

Перейдем к первому компоненту из списка, предложенного В. И. Карасиком.

Участники. Участниками газетно-публицистического дискурса являются адресант или автор репортажа и читатели/массовый читатель. Особенностью данного дискурса является то, что автор практически никогда не обращается к своим читателям напрямую: он может использовать речь политиков, участников конфликта, чтобы побудить массового читателя к каким-либо действиям и создать определенный образ касательно того или иного лица /события. Стоит также отметить, что в военном репортаже, как и в других сообщениях СМИ, присутствуют признаки институционального дискурса, такие как неравенство между коммуникантами. Например, адресант владеет гораздо большей информацией и использует её в своих целях, чтобы воздействовать на адресата.

Хронотоп. В данном виде дискурса довольно трудно говорить о четком хронотопе. Поскольку мы исследуем военные репортажи современных Интернет-изданий, то так называемый диалог между автором и читателем может быть только письменным. Для чтения подобных репортажей на электронных устройствах (персональный компьютер, планшет, смартфон и др.) можно находиться практически где угодно (дома, в общественном транспорте, на учебе, на работе и т.д.). Что касается времени, то обычно людям его не хватает, чтобы внимательно прочитать, вдуматься в смысл фраз. Именно на это рассчитывают авторы, чтобы у массового читателя не возникало вопросов, например, насчет достоверности доказательств, касающихся какого-либо действия, предпринятого одной из сторон конфликта.

Цели. Основной целью СМИ, и репортажа в том числе, является оперативное предоставление новой, актуальной информации широкой публике. Также одним из обязательных требований является достоверность, однако это требование часто не выполняется или только создается видимость его реализации. В военных репортажах очень большую роль играет идеология государства или группы государств, к которой принадлежит то или иное издание. Для государства важно, чтобы его жители положительно относились ко многим действиям и решениям правительства, поэтому при помощи СМИ руководящий состав страны старается либо поддержать, либо создать положительный образ в сознании людей (хотя на самом деле всё может обстоять совсем по-другому). Из этого следует, что ещё одной важной целью массмедийного дискурса, в частности когда речь идёт об освещении военных событий, является манипуляция сознанием массового читателя.

Ценности. Ценности газетно-публицистического дискурса сконцентрированы в его ключевых концептах: достоверность, доступность, оперативность и фактографичность. Достоверность необходима во многих жанрах масс-медиа. Например, обычно считается, что репортаж отражает действительность в наименее искаженном виде. Но когда событие касается военных и политических действий, то достоверность информации, представленной в репортаже, подвергается сомнению. Фактографичность предполагает указание места, времени и обстоятельств свершения факта, события, а также их участников. Доступность публицистического текста во многом носит относительный характер, и оценить это качество можно лишь с учётом адресата. Доступным является текст, уровень сложности которого (с точки зрения информативного содержания и композиционно-речевого оформления) соответствует фоновым знаниям и интеллектуальному уровню адресата. Иначе говоря, автор должен быть уверен в том, что используемые им термины, заимствования, прецедентные тексты и т. д. должны быть понятны большинству читателю. Если говорить о доступности в техническом плане, то на данный момент большая часть жителей планеты могут легко получить доступ к информации, представленной на сайте издания. Оперативность публицистики обусловлена целым рядом причин вроде наличия конкуренции в «новостном бизнесе» и периодичностью издания.

Стратегии. Современные исследователи СМИ в большинстве случаев выделяют такие речевые стратегии (РС), как РС манипуляции, поддержки, рекламы, идеализации, дискредитации, осуждения, презрения, сочувствия, конфликта, контраста, модальности, достоверности, умолчания, возврата в прошлое, игнорирования реальных фактов, ограничения информации [2] и т.п.

Самой распространенной речевой стратегий в военных репортажах является стратегия достоверности, которая предполагает использование большого количества топонимов (Russia, Syria, Europe, Latakia, Ankara, Damascus, Washington. Moscow, Aleppo, the United States и многие другие) и антропонимов (Vladimir Putin, Nasser al-Turkmani, Bashar al-Assad, Dmitry Medvedev, Mr Kerry and Mr Lavrov, Mevlut Cavusoglu). Это всё указывает на опору автора репортажа на речевые стратегии достоверности, подачу информации в максимально полном объёме и вместе с тем прагматическую установку подтолкнуть читателя расширить свой круг коммуникации, вступить в диалог не только с автором данной статьи, но и другими людьми, читателями, оставив свой комментарий под прочитанным репортажем, показывая свою реакцию на представленную информацию, при этом подчёркивая, заслуживает ли данная информация внимания, является ли он достоверной, интересной. Или наоборот, полностью критикуя тот или иной текст, читатель может написать, что он не верит данной информации, что все здесь описанное является идеологической пропагандой. Из экстралингвистических факторов, которые подтверждают достоверность информации, представленной автором, можно выделить использование фотографий с места событий, использование видеорепортажей, компилирование видеокадров с места события.

Другой, не менее распространенной стратегией является речевая стратегия дискредитации. При контент-анализе репортажей о военных действиях в Сирии, удалось установить преобладание негативной оценки по отношению к правительственным войскам Башар аль-Асада и военным подразделениям РФ, находившимся на тот момент в Сирии. Англоязычные СМИ называют нахождение войск России и её действия там intervention, под которой понимается вмешательства в государственные дела Сирии, нарушающие её суверенитет (The monitoring group said Russian airstrikes since the intervention began last autumn had killed more than 1,000 civilians, including 300 children), в то время как в российских СМИ обычно называют пребывание и действия России просто военными операциями или помощью правительству Сирии. Из вышеприведенного примера можно отметить, что автор репортажа не вдаётся в подробности о событиях, которые вызвали такое количество смертей. С указанием количества жертв и с уточнением числа погибших детей репортёр старается вызвать сочувствие у читателей и создать негативный образ виновных в сознании реципиентов. Кроме того, во всех репортажах не упоминаются действия войск ополчения и его союзников, что лишний раз дискредитирует противоборствующую сторону.

Тематика масс-медийного дискурса охватывает практически всё, что происходит в мире. То, о чем будет сообщаться в сообщении СМИ зависит от вида масс-медиа, для какой аудитории нужно собрать материал и т.п.

Разновидности и жанры. Наличие устойчивых функционально-жанровых типов текстов позволяет ориентироваться в богатом разнообразии каждодневного потока медиаречи. Новости, информационная аналитика, публицистика, реклама – именно эти типы текстов выделяются исследователями в качестве речевых медиауниверсалий и являются предметом всестороннего междисциплинарного изучения [3].

Рассмотри подробнее публицистику, так как репортаж является одним из её жанров. В публицистике выделяют следующие жанры:

·     информационные: заметка, хроника, интервью, репортаж, корреспонденция и др.;

·     аналитические: статья, обзор СМИ, обозрение, рецензия, комментарий;

·     агитационные: брошюра, листовка, плакат, дебаты;

·     художественно-публицистические: очерк, фельетон, эссе и другие [1].

Прецедентные тексты. Прецедентные тексты не так уж часто фигурируют в репортажах на военную тематику. Крайне редко появляются прецедентные имена в репортажах, которые обычно связаны с предшествующими военными конфликтами. Например, Дмитрий Медведев, комментируя обвинения западных стран в постоянных бомбардировках мирного населения российскими вертолетами, в конце своей речи произносит следующее: “I sometimes wonder: are we in 2016 or 1962?” Дело в том, что 1962 год характеризуется очень напряженными отношениями между США и СССР. Это отсылка к событиям, которые получили название «Карибский кризис». Таким образом, использование прецедентности нетипично для военного репортажа, а если она и используется, то только в речи политиков или непосредственных участников конфликта.

Дискурсивные формулы. Под дискурсивными формулами понимаются своеобразные обороты речи, свойственные общению в соответствующем социальном институте. Для военного репортажа, как и всего масс-медийного дискурса, характерно широкое применение языковых единиц из других видов дискурса. Так, в военных репортажах в основном используются лексические единицы из военного (airstrikes, an intensive bombardment, troops, to withdraw from the area, TOW anti-tank missiles, aerial campaign, to secure a ceasefire, militia, recruits, air bombardment и другие) и политического видов дискурса (the regime, peace talks, a spokesperson, to negotiate, the peace process, to support, и др.).

Таким образом, с помощью подробного анализа каждого компонента институционального дискурса в масс-медийного дискурсе на примере военного репортажа были определены и охарактеризованы хронотоп, цели, ценности, тематика, участники, разновидности и жанры газетно-публицистического дискурса, дискурсивные формулы, прецедентные тексты и стратегии, используемые в военном репортаже. Анализ новостных военных репортажей и выявление особенностей институционального дискурса, характерных военному репортажу, позволяют полагать, что автор военного репортажа, пользуясь своим положением и наличием информации, в большей степени пытается оказать воздействие на сознание массового читателя при помощи различных языковых и стилистических единиц, чем просто передать информацию о военных действиях.

 

Список литературы:
1. Велижанина А.О. Русский язык и культура речи. Курс лекций / А.О. Велижанина, Н.Н. Кириллова, В.В. Филатова, Л.Г. Шарина. – Н. Новгород, 2010. – 200 с.
2. Вознесенская Ю.В. Речевые стратегии конфликта в немецкой политической коммуникации (на материале парламентских дебатов в Бундестаге): Автореф. дисc. канд. филол. н. / Ю.В. Вознесенская. – СПб., 2010. – 18 c.
3. Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ (Современная английская медиаречь) / Т. Г. Добросклонская. – М.: Флинта: Наука, 2008. – 264 с.
4. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс / В.И. Карасик. – Волгоград: Перемена, 2002. – 470 с.
5. Макаров М.Л. Основы теории дискурса / М.Л. Макаров. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2004. – 280 с.