Статья:

Два взгляда на Белу Бартока

Конференция: XLIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Культурология

Выходные данные
Сударева В.С. Два взгляда на Белу Бартока // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(43). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/4(43).pdf (дата обращения: 16.10.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Два взгляда на Белу Бартока

Сударева Виктория Сергеевна
студент, Самарский государственный университет, РФ, г. Самара
Гарбузинская Юлия Романовна
научный руководитель, канд. филол. наук старший преподаватель, Самарский государственный университет, РФ, г. Самара

 

«В этой музыке живёт венгерская сущность. Она – музыка человека, пережившего и выстрадавшего всю полноту жизни и горестей своей нации. В древних песнях он узнал давно забытый родной язык, потому что нашел в них былую мощь и гордое человеческое достоинство – силу и величие старой Венгрии».

Золтан Кодай

 

Рисунок 1. Бела Виктор Янош Барток

 

Бела Виктор Янош Барток – венгерский композитор, пианист, педагог, фольклорист, общественный деятель XX века. Всю свою жизнь он посвятил изучению венгерской народной музыки.

… Нет более счастливого человека, чем крестьянин.

Если бы он не пахал землю, мы умерли бы с голоду.

Даже римские императоры, - возьмись они за плуг,

Стали бы ещё могущественней.

Чудесным утром пахарь выходит в поле,

С надеждой и старанием пашет он свою ниву,

С радостью собирает спелую пшеницу.

Музыке он учится не по книгам.

Нет прекрасней жизни, чем жизнь крестьянина.

Старинная венгерская песня.

 

В венгерской народной песне отразилась вся многострадальная история страны, сто лет страдавшей от османского ига, а потом от гнёта австрийской династии Габсбургов. Но исторический венгерский дух продолжал жить в песнях крестьян, гимнах и маршах повстанцев. (Например, Ракоци – марш, популярный со времён национального восстания под руководством Ференца Ракоци. Мелодия этого марша стала музыкальным символом Венгрии).

Барток шёл к венгерской музыке издалека. Сначала он разделял общую веру в авторские песни в народном стиле как фольклорные, но потом понял, что они представляют лишь малый интерес. От прислуги Лидии Дошо Барток записал и гармонизовал мелодию «Снег растаял». Она показала, что для путешествия в страну народной песни мало знаний, которыми обладали члены семьи Бартока и городское общества.

Из письма к сестре. Ноябрь 1905 года. «Сейчас у меня появился план: собрать самые красивые венгерские песни и при помощи лучшего фортепианного сопровождения поднять их до уровня авторских песен. Сборник был бы хорош для того, чтобы заграница по нему познакомилась с венгерской народной музыкой. Для добрых венгров он, конечно, не гордился бы. Им гораздо больше по вкусу привычная цыганщина, от которой каждый культурный иностранец готов сбежать на край света».

И Барток сделал решающий шаг. С 1905 года он приступает к исследованию неизвестной до тех пор венгерской народной музыки и предпринимает фольклорные экспедиции, сначала в Трансильванию, затем всё дальше, за пределы Венгрии и, охватывая всю Восточную Европу, приобретают гигантские масштабы, оставаясь на протяжении 40 лет его любимой работой.

Из письма к матери. Октябрь 1908 года. «Ознакомление с крестьянской музыкой имело для меня исключительно важное значение. Оно помогло мне освободиться из–под единовластия мажоро–минорной системы, а старинные звукоряды – лидийский, миксолидийский и другие, – сделали возможным новые гармонические эффекты».

Что же заставляло Бартока из года в год забираться в далёкие деревни, неделями месить грязь и глотать пыль на дорогах, терпеть неудобства и лишения, собирая народные песни (а собрал он – вдумайтесь в эту цифру – 10.000 мелодий)? Барток нашёл стимул для движения вперёд. Идея «братства народов» глубоко захватила его. Барток изучает те языки, куда намеривался отправиться за фольклорными находками – французский, русский, арабский, турецкий, сербский, английский, румынский. Он сотрудничал с иностранными фольклористами и безвозмездно передавал свои коллекции коллегам. Его трудами по исследованию народных песен и сборниками пользуются во всем мире. А в 1940 году Барток удостаивается докторской степени как «выдающийся исследователь, признанный международный авторитет в области венгерской, словацкой, румынской, арабской музыки».

Обратимся теперь ёщё к одной стороне дарования Бартока – его сочинениям. Истоки творчества композитора своеобразны. Первое место принадлежит народной музыке, которую композитор считал способной обновить профессиональное искусство.

Из письма к Золтану Кодаю. Апрель 1908 год. «Творить, опираясь на народные песни, – это самая тяжелая задача. Даже при простой гармонизации требуется такое же вдохновение, как и при написании произведения на собственную тему».

Свой новый стиль Барток строил на малознакомых или совершенно незнакомых песнях. На раннем этапе он пользовался такой формой композиторской работы – обрамление мелодий гармонической рамкой, подобно драгоценному камню в оправе.

Даже самые простые на вид гармонизации народных песен представляют собой малые характерные пьесы, доведенные до совершенства шедевра. Народные песни в цикле «Детям» Барток превращал из Золушки в принцесс, вводит их в прекрасные галереи царства поэзии, находя для каждой соответствующее ей место. Невинная красота детства, юмор, веселье, танцы, идиллии и дрёмы – всё это воплощено в мире народной музыки. Начиная с первых опытов, Барток придерживается следующего метода – не использует крестьянской подлинной мелодии, а сочиняет вместо неё какую – нибудь её имитацию.

В среднем периоде творчества Барток постоянно экспериментирует с разными стилевыми средствами – помимо ритмических влияний народных мелодий, центральным элементом в его композициях выступали и битональная система (2 тональности в одном произведении) и хроматика с пентатоникой, не считая атональности.

В 1903 году Барток пишет симфоническую поэму «Кошут», рассказывающую о национальном освободительном восстании под предводительством Кошута.

«Здесь крестьянская мелодия играет исключительно рояль запева, - важным является то, что находится рядом с ней и под ней».

Стучат. Стучат. Чей стук? Чей стук?

Удар повторный старых рук.

«Сыны, вставайте, коней седлайте.

Стучит, кричит старик седой –

«Угнали дочерей враги!»

Наш зорок взор! Наш меч остёр!

Сыны, летим! Врагов догоним!

В крови врагов позор схороним!

Узнаем милых средь врагов –

На них сияющий покров!

На волосах златых венки,

Румяность роз и васильки.

Мы у врагов их отобьем!

И пыль вскружилась над путём.

Сияют мстительные очи.

Четыре быстрых коня.

Четыре сердца. Путь короче.

Сейчас догонят!

Тени ночи плывут навстречу краскам дня.

Нагнали воинство. Несчесть.

Глядят.

Есть тени женщин? Есть.

Но не лучисты их одежды средь убегающих врагов –

А дымно сумрачный покров,

Как тень от сказочных дубов,

Бледна их лунная краса,

Сребристо – снежны волоса,

И чащи лилий, лунных лилий

Снегами головы покрыли.

От брата к брату горький взгляд.

«Чужие» – тайно говорят.

И все – вперёд! Нельзя – назад!

Искать, искать!

Другим путём,

Искать пока мы не найдём,

Через века летать, искать,

Хоть в вечность, но искать,

искать!

Барток мечтал соединить свежую народную струю и достижения профессионального музыкального искусства XX века. Он внимательно изучал различные современные ему музыкально стилистические явления.

Из воспоминаний Золтана Кодая: «Импрессионизм, политональность, атотональность, меторизм - Барток страстно пережил все системы. Не прошел он и мимо додекафонии, которая, как крайняя точка на пути обновления музыкального языка, очень интересовала его явным нарушением тональных рамок, смелым введением линеарной полифонии».

И хотя Барток, верный истокам народной песни, с её тональной определённостью, не пошёл по пути Шенберга, в большинстве произведений среднего периода своеобразно отразилась и эта тенденция, повлияв на особенности гармонии и мелодики. Такова одноактная опера «Замок герцога Синяя Борода» на либретто Б. Балажа, молодого, талантливого писателя, активно участвующего в развитии венгерской музыки. История Синей Бороды – убийцы своих жен – очень стара. Эта сказка часто разрабатывалась в европейском искусстве. Главный её герой воплощает непреодолимую трагедию человеческого одиночества.

«Через занавес смотри: где же сцена, снаружи или внутри? – говорится в прологе и дается безмолвный ответ: внутри. Замок герцога Синяя Борода – не что иное, как замкнутая в себе душа человека. «Душа моя – древний, заколдованный замок, замшелый, надменный и покинутый» – даёт нам ключ стихотворение Эндре Ади – сподвижника Бартока. Ещё одна важная веха в зрелом творческом пути Бартока – фортепианный сборник из 153 пьес под названием «Микрокосмос», предназначенный детям. В Бартоке навсегда остался жив одинокий малыш, не любивший разговаривать, неохотно поющий, но счастливый, когда с задумчивой одухотворенностью овладевает чудесами музыки. Так же, как и великие мифические музыканты – кудесники, он взывает к жизни не просто звуки, – из них возникает живая вселенная – космос. Мудреное название «Микрокосмос» говорит о необычной творческой задаче. Пользуясь миниатюрной формой, он стремился выразить широчайший круг идей и образов, новейшей музыки. Почти все пьесы сборника связаны с фольклорными истоками, почерпнутыми у народов Восточной Европы. Половину составляют пьесы, предназначенные для развития определённых пианистических навыков. В третьей группе Барок стремился внести юного музыканта в круг современных звучаний, ставших уже привычными для профессионалов: некоторые гармонические эффекты, техника остинатных ритмов, ударная трактовка фортепиано.

У каждого века были свои нарушители музыкального спокойствия. Шопена обвиняли в «диких» гармониях, Чайковский, как утверждали, был начисто лишен мелодического дара. Бартоку тоже пришлось несладко, но его музыка обрела мировую известность, а недавние противники волей – неволей признали богатство его фантазий, оригинальность его языка, гармонии и тем, цельность его мышления.

Барток занимал антивоенную позицию, и за свою общественную деятельность был посмертно удостоен Международной премией мира. Уже в 22 – летнем возрасте Барток писал:

Каждый человек должен определить, за какую идеальную цель он хочет бороться. Что касается меня, я всю свою жизнь, во всех своих областях, всегда и всеми средствами буду служить одной цели – благополучию венгерской нации и венгерской общины».

 

Список литературы:
1. Барток Б. Избранные письма – М: Советский композитор, 1988.
2. Нестьев И. Бела Барток. Монография – М.: Музыка, 1969. – 800 с. (Серия «Классики мировой музыкальной культуры»).