Статья:

Интерпретация творчества Л.Н. Толстого в эссеистике У. Голдинга

Конференция: XXXIX Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: гуманитарные науки»

Секция: Филология

Выходные данные
Власова А.А. Интерпретация творчества Л.Н. Толстого в эссеистике У. Голдинга // Молодежный научный форум: Гуманитарные науки: электр. сб. ст. по мат. XXXIX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(38). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_humanities/10(38).pdf (дата обращения: 18.08.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 40 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Интерпретация творчества Л.Н. Толстого в эссеистике У. Голдинга

Власова Алёна Александровна
студент Института филологического образования и межкультурных коммуникаций ФГОУ ВО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы», РФ, Республика Башкортостан, г. Уфа
Шанина Юлия Александровна
научный руководитель, кандидат филол. наук, доц. кафедры русской литературы ФГОУ ВО «Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы», РФ, Республика Башкортостан, г. Уфа

 

Лев Николаевич Толстой (1828–1910) – один из величайших русских писателей, чье творчество считается значимым явлением мировой литературы, не исследованное до конца, несмотря на большое количество работ, посвящённых его творчеству. Л.Н. Толстой как писатель и как личность всегда был и остаётся объектом пристального внимания. Во всей мировой литературе XX века нет ни одного известного писателя, который смог бы пройти мимо творчества Толстого, не задуматься бы над ним, не извлечь бы из чтения его книг что-то новое для себя и для своих произведений. Все зарубежные писатели видели в Толстом вдохновляющий пример писательской правдивости, искренности, смелости и бесстрашия. Творчество Толстого по-своему интерпретируется в английской культуре. С творчеством русского писателя английский читатель познакомился более ста лет назад. Такие английские писатели, как Джон Голсуорси и Бернард Шоу видели в нём пример высокой художнической смелости. Голсуорси заявлял: «Если бы понадобилось назвать роман, соответствующий определению, столь дорогому сердцу составителей литературных анкет: «величайший роман в мире», – я выбрал бы «Войну и мир» [2, с. 186].

Влияние классика русской литературы на формирование художественного метода целого ряда зарубежных писателей в настоящий момент не подлежит сомнению. Вопрос об особенностях осмысления наследия Толстого неоднократно поднимался такими отечественными литературоведами, как Л.С. Балашов [2], Т.Л. Мотылева [4], Н.П. Михальская [1] и др. Тем не менее, необходимо подчеркнуть, что большинство работ касаются творчества зарубежных писателей первой половины ХХ века, хотя интерес к наследию русского писателя не угасает в последующие девятилетия. Ярким свидетельством тому является эссе классика английской литературы прошлого столетия Уильяма Голдинга (1911-1993) под названием «Толстой-гора» (“Tolstoy – Mountain”, 1965), которое не становилось предметом отдельного исследования. Поэтому цель данной статьи – выяснение причин обращения мудреца из Солсбери к творчеству Толстого и раскрытие своеобразия интерпретации произведений русского прозаика.

Эссе «Толстой-гора» вошло в сборник Голдинга «Горячие врата» (“The Hot Gates”, 1965), в котором нашли отражение «философские, эстетические взгляды писателя, этапы его духовной биографии» [7, с. 35]. По жанру оно скорее тяготеет к рецензии на новый перевод «Войны и мира» Толстого на английский язык. С содержательной точки зрения, эссе содержит описание знакомства Голдинга с русским романом Толстого «Война и мир», в котором английский писатель сталкивается с проблемами перевода, нравственности, другой культуры.

Есть несколько обстоятельств, которые обусловили увлечение английского прозаика к творчеству Толстого. Как и Толстой, английский писатель в своё время на личном опыте узнал, что представляет собой война на самом деле, увидел, как хладнокровно истребляют люди себе подобных, как не знающее пощады оружие уничтожает беззащитного перед ним человека и как множится число принесенных в угоду правителей безвинных жертв: «военное время было для него периодом утраты всех прежних идеалов. <…> В ином свете представлялась теперь Голдингу и вся история человечества, суть которой не в постояннной и неизбежной эволюции, в бесконечной войне» [7, с. 37–38]. Подобно Толстому, бывшему современником франко-прусской войны, итало-австрийской, абиссинской, освободительных войн на Балканах, русско-японской войны и ряда других, Голдинг стал свидетелем не только Второй мировой войны, в которой принял непосредственное участие, прослужив несколько лет в королевском военно-морском флоте, но многочисленных международных конфликтов, вспыхнувших в разных точках земного шара во второй половине XX в. «Неужели никогда не опомнятся народы от того ужасного обмана, в котором их поддерживают для своих выгод правительства и правящие классы?» – этот же вопрос, высказанный Толстым в 1896 году, мог задать и Голдинг в конце XX в. Резко негативное отношение к военным действиям, нескрываемой агрессии и жестокости, проявляемым в обществе, являлось характерной чертой мировоззрения обоих прозаиков.

И Голдинг, и Толстой светской жизни в столице предпочли уединенный образ жизни в провинции, позволявший глубже проникать в суть волновавших писателей вопросов. Как и в произведениях русского классика, в социально-философских иносказаниях английского прозаика на первый план вышли герои, чей внутренний мир оказался полон противоречивых мыслей и чувств. Двойственная природа человека, поставленного в кризисную ситуацию, оказавшегося перед серьезным жизненным выбором, стала основной темой большинства произведений обоих писателей.

Не случайно Голдинг называет статью «Толстой – гора»: для него жизнь писателя, его взгляды, идеи, произведения, которые писал Толстой, – это и есть вершина, которую предстоит покорить. Вершина – это совершенно чужая культура, традиции, нравы, с которыми столкнулся английский писатель при чтении «Войны и мира». Непривычные имена, серьезные проблемы с переводом – все это рождает неопределенность, приблизительность. Мало того, что произведение Толстого Голдинг сравнивает с горой, так еще эта вершина окутана облаком, которое навлекает сомнение и только на мгновение позволяет уловить смысл. Английский прозаик пишет: «Меня не оставляло ощущение, что я не до конца улавливаю намеки и обертоны и уж совершенно не ведаю, какие мысли и чувства возникают при этом у русского читателя. Вот где центральный массив, который не покорить без помощи опытных проводников, страховочных веревок, ледорубов и вертолета службы спасения. Но и это не все: несмотря на всемирную известность и несомненную общечеловеческую значимость, это еще и русская гора» [2, с. 447–449]. Голдингу, конечно же, нелегко покоряется «толстовская» гора, но всё же он взобрался на неё, и теперь, стоя на ней, он находится под могучим влиянием Толстого, которое в дальнейшем будет сильно на него действовать.

Голдинг в своем эссе ставит Толстого наравне с Шекспиром и Гомером, это говорит о том, что также, как и о произведениях Шекспира и Гомера можно говорить всю жизнь, также и произведение «Война и мир» не годится для литературной критики и оправдывает себя на практике. Что же главное в этой книге? Смерть? Рождение? Любовь? Честолюбивые замыслы? Игра случая? Реальный мир как он есть? История? Война? Английский прозаик считает, что это произведение о войне вообще, а именно о наполеоновских войнах. Речь идёт о войне как разрушительной мощи. Толстой пытался взорвать историческую концепцию, которая во главу угла ставила Личность. Взамен он предлагал некую схему потоков и движений. Голдинг считает в итоге, что высшей мудростью обладает не Наполеон, воображающий, что события происходят по его воле, а Кутузов, прекрасно сознающий пределы своих возможностей.

Конечно, всесторонний анализ войны у Толстого – удобный способ исследовать природу общества. В наследии классического реализма английский прозаик ценит, прежде всего, точное раскрытие свойств человеческой натуры и тонкий психологизм, поскольку он считал, что «специфика литературного творчества заключается в раскрытии потенциальных возможностей человеческого духа, в постановке проблемы его самоопределения нестолько в социуме, сколько в окружающем мироздании» [5, с. 498]. Со страниц его произведений встают картины действительности, трепещущие, как сама жизнь. Толстой беспристрастно указывает недостатки в характере даже любимых героев. Стремление к глубочайшей жизненной правде вплоть до «срывания всех и всяческих масок» – основная черта художественного реализма Толстого. Тот же глубочайший реализм мы видим в приёмах психологического анализа Толстого. Об одном из главных героев «Войны и мира» – Пьере Безухове Голдинг пишет следующее: «Великий путаник Пьер – это немыслимое существо, всеведущий и несведущий, неумеха, богач, раб пяти страстей, вечно колеблющийся, всему изумляющийся, рассеянный, то себялюбивый, то великодушный, всесторонне образованный и ничему до конца себя не отдавший, – он воплощенное осознание бытия, и ему нечего терять, кроме своих мозгов» [2, с. 249]. Текучесть человеческой природы, растерянность индивидуального сознания перед загадками бытия, неисчерпаемость внутреннего мира отдельной личности – именно эти открытия Толстого в области человековедения и привлекают английского писателя.

Отличительной чертой творчества Уильяма Голдинга является введение в структуру произведения множества литературных реминисценций, обращение к широкой литературной традиции [6, с. 12]. Изученный материал делает актуальным вопросы о влиянии Толстого на романное творчество Голдинга. На наш взгляд, «Война и мир» повлияла на формирование системы образов социально-философских иносказаний английского писателя.

 

Список литературы:
1. Аникин Г.В., Михальская Н. П. История английской литературы. – М.: Высш. школа, 1975. – 431 с.
2. Балашов Л.С. Толстой и английские писатели ХХ века // Толстой и наше время. – М.: Наука, 1978. – С. 183–202. 
3. Голдинг У. Толстой–гора // Голдинг У. Собрание сочинений в четырех томах. Том 3. – СПб.: Симпозиум, 2000. – С. 446–452.
4. Мотылева Т.Л. Толстой и художественные искания зарубежных писателей XX века // Толстой и наше время. – М.: Наука, 1978. – С. 160–182.
5. Федоров А.А., Шанина Ю.А. Проблемы литературного творчества в эссеистике У. Голдинга // Вестник Башкирского университета. 2014. – Т. 19. – № 2. – С. 496–499.
6. Шанина Ю.А. Мифопоэтика романов У. Голдинга: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Уфа, 2007. – 26 c.
7. Шанина Ю.А. Ранние романы У. Голдинга: проблематика и мифопоэтика. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2009. – 220 с.
 

0 с.