Статья:

К вопросу о квалификации преступления, совершенного при разливе топлива в г. Норильск Красноярского края в мае 2020 года

Конференция: CX Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Курилова Д.В., Зинатуллина А.В. К вопросу о квалификации преступления, совершенного при разливе топлива в г. Норильск Красноярского края в мае 2020 года // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CX междунар. студ. науч.-практ. конф. № 41(110). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/41(110).pdf (дата обращения: 14.07.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К вопросу о квалификации преступления, совершенного при разливе топлива в г. Норильск Красноярского края в мае 2020 года

Курилова Дарья Владимировна
студент, Красноярский государственный аграрный университет, РФ, г. Красноярск
Зинатуллина Алина Вахитовна
студент, Красноярский государственный аграрный университет, РФ, г. Красноярск
Юриспруденция

 

Экологическая катастрофа, происшедшая в мае 2020 года в г. Норильск, потрясла не только Красноярский край, но и всю Россию в целом, и затронула даже мировое сообщество. Резонансность разлива топлива была усугублена замалчиванием проблемы со стороны местных и региональных властей, а также несвоевременным реагированием руководства предприятия.

«На территории ТЭЦ-3 акционерного общества «Норильско-Таймырская энергетическая компания» 29 мая 2020 года разлилось около 20 тысяч тонн нефтепродуктов. Инцидент произошел, как отмечают в СКР, «в результате просадки бетонной площадки и разрушения резервуара». Нефтепродукты разлились на значительной площади, и попали в итоге в грунт и в водные объекты в районе Надеждинского металлургического завода ЗФ ПАО «ГМК «Норильский никель».[4]

По итогам проверок было возбуждено несколько уголовных дел: по ст. 246, 250,254 УК РФ, а также в отношении бывшего главы г. Норильск по ч.1 ст. 293 УК РФ. В настоящее время уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ в отношении экс-мэра г. Норильска завершено, вынесен приговор, вступивший в законную силу.[3] Расследование иных уголовных дел ведется до настоящего времени, отсутствует информация о завершении следственных действий и направлении дел в суд.

Итак, рассмотрим особенности квалификации преступлений, предусмотренных ст. 246, 250 и 254 УК РФ. Данные преступления относятся к группе экологических преступлений, защищая установленное в России право на благоприятную окружающую среду. При этом диспозиция ст. 246 УК РФ охватывает собой нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ, в случаях, если это привело к «иным тяжким последствиям».[1] Данная формулировка в контексте УК РФ позволяет,  в том числе согласно разъяснениям Пленума ВС РФ, относить к данным последствиям широкий круг негативных последствий, которые оказывают отрицательное влияние на качество окружающей среды. Субъектом указанного преступления может быть только должностное лицо, в обязанности которого входит соблюдение данных правил. Преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. мог Применительно к ситуации в Норильске можно предположить, что указанное преступление было совершено умышленно, поскольку должностное лицо, в обязанности которого входил контроль за производством работ и эксплуатацией сооружений не заметить нарушение целостности резервуара, и, соответственно, не предпринять никаких действий для устранения выявленного нарушения. Кроме того, следует отметить, что преступление, предусмотренное ст. 246 УК РФ является общим по отношению к двум другим составам – загрязнению вод и почвы, поскольку негативные последствия, выступающие признаком данного состава преступления, могут распространяться и на водные, и на почвенные ресурсы.

Преступление, предусмотренное ст. 250 УК РФ – «загрязнение вод», применительно к ситуации в Норильске, состоит в том, что в результате разлива топлива оно попало в водные объекты – реки Амбарную и Далдыкан, которые участвуют в водоснабжении жителей Норильска и окрестностей питьевой водой. Предметом преступления, предусмотренного ст. 250 УК РФ является вода, ее необходимые качества как ресурса. В предмет преступления, предусмотренного ст. 250 УК РФ не входят территориальные воды и воды внутренних морей РФ, являющиеся предметом другого преступления. По оценкам специалистов, в воду и почвы Норильска попало порядка 20 тонн дизельного топлива, причиненный ущерб оценивается примерно в 150 млрд. руб. При разграничении ущерба, причиненный водным и почвенным ресурсам, он не делится, оценка осуществляется в совокупности.

Преступление, предусмотренное ст. 254 УК РФ – «порча земли», состоит  в том, что при разливе топлива оно попало не только в водные объекты, но и в окружающую почву. Предметом данного преступления являются отношения по охране почв, сохранению их качественных положительных свойств. При этом обязательным признаком данного состава преступления является наступление последствий в виде причинения вреда здоровью человека или нанесении вреда окружающей среде. Полагаем, что применительно к ситуации в Норильске не установлено причинение вреда здоровью человека, но существует вред окружающей среде.

Все три состава преступления, квалифицированные при разлитии топлива в Норильске, не требуют в качестве обязательного признака причинение материального ущерба. При этом ст. 246 УК РФ является в этом случае общей по сравнению с нормами ст. 250 и 254 УК РФ. Согласно информации, размещенной на официальном сайте Следственного комитета РФ, который ведет расследование данных уголовных дел, три указанных производства объединены в одно.

Полагаем, что конструкция состава преступления, предусмотренного ст. 246 УК РФ, в целом могла бы охватить те негативные последствия, которые были квалифицированы дополнительно по ст. 250 и 254 УК РФ, поскольку достаточно широкая формулировка «иные тяжкие последствия», согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» может трактоваться как «ухудшение качества окружающей среды и ее компонентов, устранение которого требует длительного времени и больших финансовых затрат (например, массовые заболевания или гибель объектов животного мира, в том числе рыбы и других водных биологических ресурсов; уничтожение условий для их обитания и воспроизводства (потеря мест нагула, нереста и зимовальных ям, нарушение путей миграции, уничтожение кормовой базы); уничтожение объектов растительного мира, повлекшее существенное сокращение численности (биомассы) указанных объектов; деградация земель)».[2]

Таким образом, можно сделать вывод о том, что квалифицируя дополнительно совершенное деяние по ст. 250 и 254 УК РФ законодатель желал максимально охватить весь причиненный вред. Этот подход отражает непростую юридическую природу множественности преступлений [5].

При этом следует предположить, поскольку в публикациях, посвященных данной аварии не указывается конкретное лицо, в отношении которого возбуждены данные уголовные дела, что это может быть только то должностное лицо, которое было ответственно за соблюдение требований безопасности к размещению и эксплуатации резервуаров с топливом. Также можно предположить, что именно данное лицо является обвиняемым по ст. 250 и 254 УК РФ, в силу того, что, во-первых, отсутствует информация о привлечении кого-либо из руководства НТЭК в качестве подозреваемого (обвиняемого) в совершении данных деяний.

Возвращаясь к вопросу о квалификации преступления, совершенного в результате разлива топлива в г. Норильск хотелось бы отметить, что  согласно принципу справедливости, провозглашенному в ч. 2 ст. 6 УК РФ, «никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».[1] Но в тоже время, как уже говорилось выше, фактически можно наблюдать несоблюдение данного принципа уголовного права, поскольку порча земли и загрязнение вод были совершены в результате разлива топлива, произошедшего ввиду несоблюдения правил охраны окружающей среды при выполнении работ.

Таким образом, можно предположить, что квалификация преступления, совершенного в результате разлива топлива в г. Норильск могла бы состоять в отношении должностного лица только в нарушении ст. 246 УК РФ, без дополнительной квалификации по ст. 250 и 254 УК РФ.

 

Список литературы:
1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 27.10.2020) // КонсультантПлюс:Законодательство.
2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.2012 № 21 (ред. от 30.11.2017) «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования» // КонсультантПлюс: Судебная практика.
3. Приговор Норильского городского суда по уголовному делу № 1-435/2020 от 19.10.2020 // КонсультантПлюс: Судебная практика.
4. Петров, И. Бастрыкин передал дело о разливе топлива в Норильске в центральный аппарат СК/И.Петров//Российская газета. 03.06.2020. Режим доступа: https://rg.ru/2020/06/03/reg-sibfo/bastrykin-peredal-delo-o-razlive-topliva-v-norilske-v-centralnyj-apparat-sk.html (дата обращения 04.12.2020).
5. Тепляшин П.В., Мальков С.М. Множественность преступлений // Уголовное право (Уголовный закон. Теория преступления): курс лекций. Красноярск: Сибирский юридический институт МВД РФ, 2018. С. 284-296.