Статья:

ОЦЕНКА МЕТОДОВ АУТОЛИЕНОТРАНСПЛАНТАЦИИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

Конференция: CCXXVI Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Медицина и фармацевтика

Выходные данные
Бояров А.Д., Мороз А.А. ОЦЕНКА МЕТОДОВ АУТОЛИЕНОТРАНСПЛАНТАЦИИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. CCXXVI междунар. студ. науч.-практ. конф. № 35(226). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/35(226).pdf (дата обращения: 28.02.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 1 голос
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

ОЦЕНКА МЕТОДОВ АУТОЛИЕНОТРАНСПЛАНТАЦИИ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

Бояров Александр Дмитриевич
студент, Гродненский государственный медицинский университет, Республика Беларусь, г. Гродно
Мороз Александра Андреевна
студент, Гродненский государственный медицинский университет, Республика Беларусь, г. Гродно
Гуща Татьяна Степановна
научный руководитель, старший преподаватель кафедры оперативной хирургии и топографической анатомии, Гродненский государственный медицинский университет, Республика Беларусь, г. Гродно

 

От 16 до 30% процентов всех травм брюшной полости [1, c.84], являются повреждения селезёнки, с летальностью пострадавших, по некоторым данным, от 6,8% до 12% [2, c.27]. Чаще всего причинами травмы селезёнки становятся автотравмы (40%), а также кататравмы (36%) [3, c.28]. Важно понимать, что для повреждения селезёнки не требуется приложения большой силы, несмотря на защиту органа окружающими костными, жировыми, соединительнотканными структурами и наличием плотной фиброзной капсулы [4, c.1080].

Эволюция хирургии травмы селезёнки прошла несколько этапов своего развития: от исключительного применения радикальной спленэктомии при травме любой степени тяжести, до использования различных техник гемостаза и консервативного лечения.

Однако до сих пор операцией выбора при разрывах селезёнки, осложнённых массивным кровотечением, является спленэктомия. Углубление знаний о многочисленных функциях селезёнки, в том числе иммунной, особенно у детей, привело к разработке органосохраняющих операции и аутотрансплантации селезёнки [5, c.134].

Цель эксперимента - изучить экспериментально сохранение селезеночной ткани у крыс в забрюшинном пространстве и мышечном ложе бедра.

Эксперимент был выполнен на 24 белых беспородных крысах (250–300 гр). В условиях операционной под кетаминовым наркозом (0.1 мл на 100 гр массы животного) производили лапаротомию, мобилизацию селезенки и спленэктомию. Орган помещали в теплый физиологический раствор. Из селезенки формировали фрагменты 0,5×0,7×0,2 см без капсулы, после чего погружали их в забрюшинное пространство (ЗБП) и мышечное ложе бедра (БМ) (кисетный шов) и лапаротомную рану послойно ушивали.  В ходе исследования все животные были разделены на 2 группы: 1-я – имплантированный трансплантат находился в забрюшинном пространстве; 2-я – в межмышечном пространстве бедра крыс. Выводили крыс из эксперимента на 7, 21, 40 и 60 сутки. При аутопсии оценивали макрокартину: внимание уделяли состоянию брюшной полости, забрюшинного пространства и аутотрансплантата, степени выраженности спаечного и воспалительного процессов в данных областях. Для изучения патоморфологических изменений производили забор материала (участки с аутотрансплантатом из забрюшинного и межмышечного пространства). Препараты были фиксированы в 10% растворе формальдегида и после проводки в спиртах восходящей концентрации, заливались в парафин. Далее изготавливали срезы из полученного материала, окрашивали гематоксилин-эозином и пикрофуксином по Ван-Гизону и полученные результаты оценивали с помощью световой микроскопии.

Послеоперационной летальности крыс во всех группах не было. Лабораторные животные хорошо перенесли операции, быстро выходили из состояния наркоза, пили воду, а на следующие сутки принимали пищу. У всех крыс раны зажили первичным натяжением.

1-я группа. На 7 сутки, при аутопсии выпота в брюшной полости, забрюшинном пространстве не отмечали, брюшина гладкая, блестящая, розового цвета. Признаков состоявшегося кровотечения не было. В проекции аутотрансплантата кровоизлияний нет, отек умеренный. Гистологически – около 50% ткани селезенки подверглась коагуляционному некрозу. Вокруг детрита определялась резко выраженная нейтрофильноклеточная инфильтрация, по периферии которой выявлялась неспецифическая грануляционная ткань в виде широкого ободка (припаяна ПЖЖ). Лимфатические фолликулы единичные.

Через 21 сутки после операции на вскрытии животных признаков воспаления и состоявшегося кровотечения не отмечали. Брюшина блестящая, розового цвета. В области аутотрансплантата отека не отмечали. На гистологических препаратах значительная часть детрита резорбировалась. Вокруг оставшегося детрита определялась выраженная нейтрофильноклеточная инфильтрация, грануляционная ткань представлена широким перифокальным ободком. Появилось очаговое разрастание соединительной ткани в зоне воспаления. Фолликулы не обнаружены.

Спустя 40 суток с момента операции на аутопсии выпота не отмечали, брюшина блестящая, розового цвета. Признаки воспаления и состоявшегося кровотечения как в брюшной полости, так и в забрюшинном пространстве отсутствовали. Анализ гистологических срезов показал отсутствие тканевого детрита. В центре кусочка отмечали очаговое разрастание соединительной ткани, выраженный гемосидероз. Ткань селезенки инкапсулирована. Фолликулы не определялись. Размеры селезенки уменьшились в 2 раза.

При вскрытии животных на 60 сутки после операции следов состоявшегося кровотечения и воспаления не было. При микроскопическом исследовании среди жировой ткани определялся фрагмент селезенки диаметром от 1 до 2 мм. Пульпа селезенки на большем протяжении отделена от жировой ткани фиброзной капсулой разновеликой толщины. В местах ее отсутствия отмечалась лимфоидно-гистиоцитарная инфильтрация, выраженный гемосидероз.

2-я группа. На 7 сутки после аутотрансплантации на вскрытии признаков нагноения и гематом не было, сохранялся легкий отек вокруг аутотрансплантата. Мышечная ткань бедра обычного цвета, без признаков атрофии, поверхность мышц однородна. При микроскопическом исследовании около 50% ткани селезенки некротизирована. Вокруг отмечается умеренно выраженная полиморфноклеточная воспалительная реакция, гемосидероз. Степень воспалительной реакции меньше, чем в жировой ткани (в 1 группе). Определялись единичные лимфоидные фолликулы.

Спустя 21 сутки после операции на аутопсии мышца бедра розового не изменены, поверхность их однородная. Отек и кровоизлияния отсутствовали. Мышцы функционально активны. На гистологических препаратах объем биоптата значительно уменьшился (50%). Детрит рассосался. На месте его определялся гемосидероз и склероз. По периферии кусочка четко прослеживалась лимфоидная ткань с образованием единичных лимфоидных фолликулов. Кусочек окружен соединительнотканной капсулой.

Через 40 суток после аутотрансплантации на вскрытии мышцы бедра обычного цвета. Отек, гематомы или абсцессы отсутствовали. Сохранена мышечная функциональность бедра. Микроскопически отмечали размеры биоптата от 1 до 2,5 мм. Фрагменты селезенки расположены преимущественно среди мышечной ткани. В двух из них по краю определяется жировая ткань. Капсула на большем протяжении сохранена, представлена соединительной тканью. Между мышечной тканью и капсулой определяется неравномерно выраженная лимфоцитарно-макрофагальная инфильтрация, гемосидероз. В инфильтрате местами содержатся гигантские многоядерные клетки типа инородных тел. Контурируются единичные фолликулы. Белая пульпа расположена хаотично. В красной пульпе резко выраженный гемосидероз и очаговый склероз.

На 60 сутки после оперативного лечения на вскрытии мышцы бедра не изменены, без признаков воспаления и кровоизлияний. Поверхность мышц гладкая, однородная, атрофия мышц отсутствует. На гистологических срезах отмечали созревающую грануляционную ткань с преобладанием макрофагов, окружающую ткань селезенки. Местами имелись гранулемы, состоящие из гигантских многоядерных клеток типа инородных тел и макрофаги, особенно в кусочках окруженных со всех сторон мышечной тканью. Выражена лимфоцитарно-макрофагальная инфильтрация с обилием гемосидерофагов. Лимфоидные фолликулы четко не контурируются, но белая пульпа (окруженная мышечной тканью) более выражена по сравнению с первой группой. Зародышевые центры отсутствуют. В красной пульпе склероз и гемосидероз.

Таким образом, сравнивая между собой результаты гистологических исследований, следует отметить, что морфогенез регенеративных процессов, происходящих в аутотрансплантате, имеет отличия. У животных 1-й группы в центре селезенки отмечаются обширные очаги некроза, склероз, соединительная ткань с обилием кровеносных сосудов, спаечный процесс. По сравнению с ней, во 2-ой группе признаки воспаления меньше, аутотрансплантат качественно лучше и сохранился в большем объеме, нежели в забрюшинном пространстве. На основании полученных результатов можно сделать вывод, что аутотрансплантация в мышечное ложе бедра является более эффективным способом.

 

Список литературы: 
1. Абасов Б.Х., Гаджиев Д.Н., Юсубов В.Н. Органосохраняющие операции при травматических повреждениях селезенки // Вестник хирургии им. И.И. Грекова. – 1982. – No 6. –С. 84–88. 
2. Tugnoli G., Casali M., Villani S., et al. The treatment of splenic injuries from splenectomy to non-operative management: our experience on 429 cases // Ann. Ital. Chir. – 2003. – Vol. 74, N. 1. – P. 37–41.
3. Шапкин В.В., Пипиленко А.П., Шапкина А.Н. и др. Лечебная тактика при закрытой травме селезенки у детей // Детская хирургия. – 2004. – No 1. – С. 27–31.
4. Seki S, Iwamoto H. Disruptive forces for swine heart, liver, and spleen: their breaking stresses. J Trauma. 1998;45(6):1079-1083.  
5. Абакумов М.М., Тверитнева Л.Ф., Титова Т.И., Ильницкая Т.И. Хирургическая тактика при повреждениях селезенки. Вестник хирургии. 1989;143(10):134-138.