Статья:

Межнациональное и межконфессиональное взаимодействие в Кузбассе

Конференция: L Студенческая международная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум»

Секция: Социология

Выходные данные
Королева Д.П. Межнациональное и межконфессиональное взаимодействие в Кузбассе // Молодежный научный форум: электр. сб. ст. по мат. L междунар. студ. науч.-практ. конф. № 20(50). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_interdisciplinarity/20(50).pdf (дата обращения: 13.11.2019)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Межнациональное и межконфессиональное взаимодействие в Кузбассе

Королева Дарья Петровна
магистрант института биологий, экологий и природных ресурсов Кемеровского государственного университета, РФ, г. Кемерово

 

Аннотация. В настоящей статье будут представлены некоторые результаты исследования комплексного этнологического мониторинга межнациональных отношении в Кемеровской области. В частности будет дана общая оценка этнических процессов и межнациональных отношений, а также состояние межнациональной толерантности.

 

Ключевые слова: межнациональное и межконфессиональное взаимодействие, толерантность, Кемеровская область, этнологический мониторинг, социологическое исследование.

 

В Кемеровской области учеными Кемеровского государственного униве-рситета проведен комплексный этнологический мониторинг межнациональных отношений, этнических, этносоциальных и этнокультурных процессов. Он ориентирован на современные проблемы и задачи национальной политики.

Одна из составляющих мониторинга – оценка населением региона межнациональных отношений на основе репрезентативного социологического опроса. Социологическое исследование по проблемам межнациональных отношений состоялось в октябре 2017 года и охватило тысячу человек, проживающих в 17 городских округах и муниципальных районах Кемеровской области. Сбор первичной социологической информации осуществлялся методом уличного экспресс-интервью по квотной выборке. В качестве квотных критериев принимались: пол, возраст респондентов, тип населенного пункта (большие города, средние города, малые города, рабочие поселки и села), территория проживания (северная, центральная и южная части области). В конкретных населенных пунктах соблюдалось требование пропорциональности количества респондентов численности проживающих в городских районах и микрорайонах [2].

В ходе опроса также фиксировались иные социально-демографические характеристки образование (общее среднее и ниже, начальное профессиональное, среднее профессиональное, высшее), род деятельности (работники госуда-рственных организаций, работники негосударственных предприятий и организаций, пенсионеры, неработающие, включая обучающихся); благосостояние (высоко- и среднеобеспеченные, малообеспеченные), определяемое на основе самооценки.

Конечно же, респонденты называли и свою национальность. Большинство участников исследования (90%) оказались русскими. Среди иных национальностей встретились представители 23 этносов (татары, украинцы, немцы, казахи, шорцы, армяне, таджики, башкиры и другие), но в сравнительном анализе они были объединены в одну группу - не русские.

Объем массива опрошенных, широкая география опроса, методика отбора респондентов, расчет фактических значений ошибки выборки (не более 5% при коэффициенте доверия 0,96) позволяют с полной уверенностью считать полученные данные представительными и распространять их на всю генеральную совокупность - взрослое население региона. Полученные в результате опроса и обработки данные анализировались не только по отдельным индикаторам (вопросам), но и обобщались в интегральные показатели, которые позволяют комплексно оценивать ситуацию по отдельным аспектам межнациональных отношений. Особенно важен расчет таких показателей в мониторинговых исследованиях, поскольку они позволяют наглядно отслеживать динамику сложных многофакторных социальных процессов [2].

Для определения общего отношения населения к этническим и межнациональным процессам на федеральном, региональном и муниципальном уровнях использовались такие индикаторы, как: уровень интереса к проблемам межнациональных отношений; оценка межнациональных отношений на уровне России, Кемеровской области и населенного пункта; оценка динамики изменений межнациональных отношений за последние годы в стране и регионе; отношение к современным проблемам межнационального взаимодействия в России.

В целях обобщения мнений жителей области был рассчитан интегральный показатель - ООМНО (общая оценка межнациональных отношений). Он определялся как средняя оценка по пятибалльной шкале на основе частных показателей (крайним положительным ответам респондента присваивалось 5 баллов, скорее положительным - 4, средним - 3, скорее отрицательным - 2, крайним отрицательным - 1, затруднившимся с конкретным ответом - 3). В его расчете использовались перечисленные в предыдущем абзаце индикаторы, кроме первого и последнего. Для измерения межнациональной толерантности в опросник были включены четыре индикатора: самооценка респондентами собственного отношения к представителям других национальностей; наличие национальностей, вызывающих особые симпатии; наличие этносов, вызывающих особые антипатии; наличие в числе друзей и приятелей представителей других национальностей. Агрегирование данных показателей позволило определить оценку межнациональной толерантности (МНТ). Прежде чем приступить к изложению полученных результатов исследования, отметим, что под межнациональными отношениями в нем понимаются отношения межу национальными общностями в рамках многонационального государства [1].

При этом межнациональные отношения содержательно могут касаться политических, экономических, религиозных, идеологических, социальных, прочих проблем и принимать различные формы. Под толерантностью понимается терпимость по отношению к инакомыслию, чужим взглядам, верованиям, поведению, к критике другими своих идей, позиций и действий и т.д. Таким образом, межнациональная толерантность - это терпимое отношение к культуре, традициям, языку, религии, образу жизни представителей различных национальностей.

Вопросы межнационального взаимодействия, как уже отмечалось, входят в число наиболее значимых проблем современной России. Однако степень актуальности темы межнациональных отношений для разных регионов может существенно отличаться. Так, в Кемеровской области высока доля доминантной национальности (русские составляют боле 90%), относительно низкий миграционный приток, отсутствуют серьезные межнациональные разногласия. Все это обусловливает невысокий интерес к проблемам межнациональных отношений большинства жителей региона [3].

Как показал социологический опрос, только каждый десятый кузбассовец внимательно следит за событиями в сфере межнациональных отношений. Еще треть населения достаточно внимательно относятся к данной теме. Но большинство граждан (57%) не особо интересуются межэтнической проблематикой, в том числе 20% совсем не следят за подобными процессами. Для дальнейшего сравнительного анализа все респонденты были поделены на две группы: интересующиеся проблемами межнациональных отношений и не интересующиеся.

Сравнение данных в зависимости от социально-демографических характеристик респондентов позволило установить, что за проблематикой межнациональных отношений активнее следят представители старшего поколения, получившие среднее профессиональное или высшее образование, пенсионеры, более обеспеченные граждане, население средних городов и центральной части Кемеровской области. Меньший интерес анализируемая тема вызывает у молодежи, получивших начальное профессиональное образование, неработающих, менее обеспеченных, жителей больших городов и юга Кузбасса. Национальная принадлежность респондентов на уровень интереса к рассматриваемой теме не повлияла.

Несмотря на невысокий интерес к проблемам межнациональных отношений, их состояние смогли оценить подавляющее большинство кузбассовцев. Это свидетельствует о том, что данная тематика на слуху, и даже без специального изучения «находится под контролем» у населения. Особенно просто было респондентам оценить состояние межнациональных отношений и в своем населенном пункте. Если проанализировать конкретные ответы участников социологического опроса, то можно заметить: чем больше объект оценки, тем критичнее ответы. Так, высокие оценки («очень хорошие», «скорее хорошие») межнациональным отношениям в России в целом дали 51% опрошенных, в Кузбассе - 68%, в населенном пункте - 73%; низкие оценки («скорее плохие» и «очень плохие») на федеральном уровне дали 28%, на региональном и муниципальном - по 14%.

Таким образом, кузбассовцы отношения между представителями разных народов, этносов в своих поселениях оценивают выше, чем в регионе и стране в целом. Однако динамика перемен в области межнационального взаимодействия в России видится гражданам не в лучшем свете - треть кузбассовцев считают, что межнациональные отношения в РФ за последнее время не изменились, практически столько же жителей региона отметили отрицательную динамику, а тех, кто считает наоборот (межнациональные отношения стали более терпимыми), в два раза меньше - 17%, столько же граждан не смогли дать конкретный ответ. Региональные изменения межнациональных отношений оцениваются кузбассовцами более позитивно: большинство респондентов (53%) считают, что межнациональные отношения в последние годы остаются стабильными, 17% заметили перемены к лучшему, а 14% - к худшему, 16% опрошенных затруднились с оценкой.

Итак, по совокупности ответов опрошенных можно констатировать, что межнациональные отношения в России за последние годы несколько усложнились, тогда как в Кемеровской области они сохраняются в неизменном состоянии.

 

Список литературы:
1. Белозерова М. В. Проблема межнациональной напряженности и толерант-ность: XX столетие // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2008. № 2 (5).
2. Валиев Р.А., Минюрова С.А. Методика определения эффективности управления в сфере межнационального взаимодействия на муниципальном уровне // Политическая лингвистика. 2014. № 4. 
3. Днепрова, Т. П. Педагогический анализ понятий «Национальная толе-рантность», «Этническая толерантность» и «Межнациональная толерант-ность» / Т.П.Днепрова // Педагогическое образование в России. – 2010.– №2.