Статья:

К ВОПРОСУ О ДОПУСТИМОСТИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО СУЩЕСТВУ СУДЬЕЙ, КОТОРЫМ РЕШАЛСЯ ВОПРОС ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО

Конференция: LXVII Студенческая международная научно-практическая конференция «Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Ганина А.А. К ВОПРОСУ О ДОПУСТИМОСТИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО СУЩЕСТВУ СУДЬЕЙ, КОТОРЫМ РЕШАЛСЯ ВОПРОС ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО // Общественные и экономические науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. LXVII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 10(67). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_social/10(67).pdf (дата обращения: 27.02.2024)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

К ВОПРОСУ О ДОПУСТИМОСТИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА ПО СУЩЕСТВУ СУДЬЕЙ, КОТОРЫМ РЕШАЛСЯ ВОПРОС ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ОТНОШЕНИИ ПОДОЗРЕВАЕМОГО, ОБВИНЯЕМОГО

Ганина Алёна Анатольевна
магистрант, Пермский государственный национальный исследовательский университет, РФ, г. Пермь
Афанасьева Светлана Ивановна
научный руководитель, канд. юрид. наук, доцент, Пермский государственный национальный исследовательский университет, РФ, г. Пермь

 

Одна из важнейших проблем, связанных с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу, заключается в том, что УПК РФ не предусматривает запрета на рассмотрение уголовного дела по существу тем же судьей, которым решался вопрос об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения. Вместе с тем, при избрании в отношении лица меры пресечения в виде заключения под стражу у судьи может формироваться определенное предубеждение относительно его виновности, что усиливает уже и без того ярко выраженный обвинительный уклон.

В качестве способа решения данной проблемы многие авторы предлагают ввести в систему судебных органов должность следственного судьи, наделенного полномочиями по осуществлению судебного контроля в досудебном производстве [3, с. 85]. При этом следственный судья должен быть полностью организационно и функционально выделен из системы судов общей юрисдикции и освобожден от полномочий по отправлению правосудия в суде любой из инстанций. По мнению К.А. Савельева, это обеспечит исключение возможности формирования у судей, принимающих итоговые решения по уголовным делам, предвзятого представления о виновности обвиняемого еще до передачи уголовного дела в суд [7, c. 110].

Стоит отметить, что институт следственных судей уже существует и успешно применяется в Казахстане, правовая система которого близка к российской [1, c. 121]. Однако данный институт все же не был введен в отечественное уголовное судопроизводство, несмотря на то, что этот вопрос ранее обсуждался и на высших уровнях власти.

В отечественной научной литературе также распространено мнение, согласно которому существование возможности рассмотрения уголовного дела по существу тем же судьей, которым решался вопрос об избрании меры пресечения, не является проблемой. В частности, такого мнения придерживается В.Ю. Стельмах, считая безосновательными опасения о возможности формирования у судьи предвзятого отношения к обвиняемому, предрешающего итоговое решение по уголовному делу [8, с. 56]. Аргументируя свое мнение, автор ссылается на правовые позиции Конституционного Суда РФ, который неоднократно отмечал, что принятие судьей решения в порядке судебного контроля не предопределяет содержания итогового решения о виновности или невиновности этого лица в совершении преступления, и не делает судью зависимым от ранее принятого им решения [5, 6]. Аналогичной точки зрения придерживается О.А. Мядзелец [4, с. 40].

Данная позиция вызывает существенные возражения. Так, несмотря на то, что вопрос о виновности лица не исследуется при решении вопроса о заключении под стражу, нельзя игнорировать тот факт, что избрание данной меры пресечения, как разъясняется в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога и запрета определенных действий» от 19.12.2013 № 41, допускается только после проверки судом обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению.

Не отрицая того, что «обоснованное подозрение в причастности к преступлению» не тождественно понятию «виновность», нельзя не признать, что наличие указанного «обоснованного подозрения» формирует у судьи определенное представление по поводу виновности лица, даже при всем стремлении судьи оставаться беспристрастным и объективным. В связи с этим столь важно не допускать, чтобы уголовное дело по существу рассматривалось тем же судьей, что и вопрос о заключении под стражу. Однако в УПК РФ отсутствует подобный запрет, в связи с чем, возникновение описанной ситуации на практике отнюдь не исключено.

Представляется возможным поддержать точку зрения И.М. Алексеева, отмечающего, что если проблема сводится только к обеспечению беспристрастности судей при вынесении приговора, то ее можно решить путем закрепления в ст. 63 УПК РФ запрета рассматривать уголовное дело по существу судьей, который рассматривал ходатайства следователя на стадии предварительного расследования [2, c. 70].

С учетом изложенного, считаем необходимым дополнить ст. 63 УПК РФ частью 4 следующего содержания: «Судья, принимавший участие в рассмотрении ходатайства следователя, дознавателя об избрании меры пресечения в отношении подозреваемого, обвиняемого, не может участвовать в рассмотрении данного уголовного дела по существу в судах первой, второй инстанции и в порядке надзора».

 

Список литературы:
1. Адилов С.А. Следственный судья в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан // Труды Академии управления МВД России. 2017. № 1 (41). С. 119–125.
2. Алексеев И.М. К вопросу о возрождении института следственных судей в российском уголовном процессе // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2016. № 1 (69). С. 69–73.
3. Морозова О.С. Целесообразно ли ввести фигуру следственного судьи в Уголовное судопроизводство? // Сибирское юридическое обозрение. 2020. № 1. С. 83–88.
4. Мядзелец О.А. Следственный судья в уголовном процессе России: за и против // Российская юстиция. 2008. № 6. С. 39–41.
5. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24.04.2018 № 921-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Суходубова Сергея Анатольевича на нарушение его конституционных прав частью тринадцатой статьи 108, частями первой и третьей статьи 255 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
6. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23.07.2020 № 1861-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мамчура Евгения Николаевича на нарушение его конституционных прав частью тринадцатой статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // Документ опубликован не был. Доступ из СПС «КонсультантПлюс».
7. Савельев К.А. Нужны ли российскому судопроизводству следственные судьи? // Судебная власть и уголовный процесс. 2021. № 1. С. 108–115.
8. Стельмах В.Ю. Нужны ли в Российской Федерации следственные судьи? // Вестник Уральского юридического института МВД России. 2021. № 3. С. 55–58.