Статья:

Влияние практики Верховного суда РФ на фактически складывающиеся отношения в сфере жилищного строительства

Конференция: XLIV Студенческая международная заочная научно-практическая конференция «Молодежный научный форум: общественные и экономические науки»

Секция: Юриспруденция

Выходные данные
Гилязова В.Р. Влияние практики Верховного суда РФ на фактически складывающиеся отношения в сфере жилищного строительства // Молодежный научный форум: Общественные и экономические науки: электр. сб. ст. по мат. XLIV междунар. студ. науч.-практ. конф. № 4(44). URL: https://nauchforum.ru/archive/MNF_social/4(44).pdf (дата обращения: 13.12.2018)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

Влияние практики Верховного суда РФ на фактически складывающиеся отношения в сфере жилищного строительства

Гилязова Виктория Рафаэлевна
студент, Финансовый Университет при Правительстве РФ, РФ, г. Москва
Гуреев Владимир Александрович
научный руководитель, д-р юрид. наук, доц., Финансовый Университет при Правительстве РФ, РФ, г. Москва

 

Российское правосудие невозможно без качественного, полного, объективного изучения и обобщения судебной практики. Изучение и обобщение судебной практики имеет цель устранения допускаемых нарушений закона, выработки нового в процессе отправления правосудия.

«Судебная практика – сложное, многофакторное явление, включающее в себя организацию, процесс и итоги деятельности судов по осуществлению правосудия» [5, c 5].

Флагманом изучения и обобщения судебной практики по уголовным, гражданским, административным делам является Верховный Суд РФ, выступающий своеобразным банком концентрации практик.

«Верховный Суд РФ как высшая судебная инстанция, активно использует свои нормотворческие возможности, поскольку одним из существенных недостатков в правовом регулировании является неопределенность, неясность, неконкретность включаемых в законы и иные нормативные акты норм» [2, c 91].

В.В. Гребенников указывает, что «для Верховного Суда РФ возможность нормотворчества реализуется путем издания постановлений Пленума Верховного Суда. Ежедневно в Верховный Суд РФ поступают из всех частей страны жалобы, представления, обзоры и многие другие документы, образующие судебную практику. Только одни многочисленные жалобы насыщены вопросами, требующими немедленного разрешения» [2, c 92].

Для преодоления пробелов и противоречий, содержащихся в законах, необходима активная роль Верховного Суда РФ по формированию единообразной судебной практики. «В разъяснениях по вопросам применения права, изложенных в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, основанных на обобщении судебной практики, зачастую сдержатся новые нормы права (при этом даже процессуальные нормы права материальны по своему диспозитивному содержанию)» [3, c 125].

«Постановления Пленума Верховного Суда РФ публикуются в официальном издании для всеобщего сведения, а также направляются непосредственно судам. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения законодательства обязательны для судов, других органов и должностных лиц, применяющих закон, по которому дано разъяснение» [3, c 126].

«Верховный Суд РФ при этом осуществляет контроль выполнения судами разъяснений Пленума Верховного Суда РФ. Все это позволяет считать постановления Пленума Верховного Суда РФ актами органа государственной власти, основанной на принципе разделения властей, выражающими официальную позицию высшей судебной инстанции, носящими нормативный и общеобязательный для правоприменителей характер» [3, c 127].

В отличие от обязательных постановлений Пленума Верховного Суда РФ информационные письма Верховного Суда РФ носят рекомендательный характер.

Решения Верховного Суда РФ оказывают существенное воздействие на складывающуюся практику после принятия нормативных правовых актов, а также представляют собой совокупность ответов на актуальные практические вопросы и предполагаются обязательными для применения.

«На сегодняшний день обзор практики происходит во всех судах субъектов Российской Федерации. Однако обзоры – это не обобщения. Обзор характеризует конкретные нарушения закона по конкретным делам. Преобладание, так сказать, производственно-технических показателей над оценочными моментами чревато опасностью простого фотографирования сложившейся на сегодня ситуации. Это позволительно судам на местах, но недопустимо для Верховного Суда РФ, так как помимо обзоров должны быть сделаны действительные обобщения практики, а не просто констатированы отдельные нарушения закона» [5, c 11].

«Обобщение по результатам изучения должно представлять собой определенные позиции по выявленным вопросам (актуальным проблемам), предложения по применению процессуальных, материальных институтов, требования о недопустимости впредь нарушения конкретных норм закона (на сегодняшний день нарушение закона, о котором говорилось в обобщении, не является исключением) и многое другое, что должно являться основанием для совершенствования законодательства» [5, c 12].

Обобщение судебной практики должно строиться, прежде всего, на основе аналитической работы, научных критериях эффективности. «Обобщение судебной практики, будучи необходимой частью организационного руководства судами, дает возможность своевременно распространить положительный опыт, выявить спорные вопросы и новые тенденции в судебной работе, обеспечивать единообразное применение судами материального и процессуального законодательства, а также разработать и повысить продолжение его совершенствования» [5, c 6].

Поэтому на Верховном Суде РФ лежит ответственность и в связи с тем, что он является единственным органом, который проводит какое-либо публичное обобщение судебной практики по уголовным, гражданским и административным делам.

Считаем, что «следует в связи с этим остановиться «на практических пособиях, комментариях, составляемых в виде практики применения кодексов и т. д. судьями Верховного Суда РФ, выступающими в качестве авторов, но при непосредственном исполнении ими своих обязанностей по изучению и обобщению практики в связи со служебной деятельностью, тем самым переносится долг на достижения личного характера». Верховный Суд РФ обязан «строго реагировать на повторяющиеся нарушения закона, говоря не только о правах судов, мировых судей, но и в большей степени об их обязанностях и ответственности, а также о достижениях процессуальной науки в познании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе производства по делу, повторяющихся обстоятельствах, способствующих совершению преступлений» [2, c 99].

Предназначение Верховного Суда РФ предполагает необходимость обеспечения надлежащего качества его деятельности во всех ее аспектах, а вовне эта деятельность выражается, прежде всего, в его решениях. Для того, чтобы признать судебные решения Верховного Суда РФ обязательным, необходимо соблюдение некоторых условий: 1) решение должно носить обязательный характер; 2) решение должно формулировать норму права; 3) как и судебный прецедент, решение должно быть вынесено по конкретному делу.

В одном из номеров Бюллетеня Верховного суда РФ была опубликована статья судьи ВС РФ «О роли и значении постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации». В ней предлагается «считать разъяснения ВС РФ по вопросам судебной практики судебным прецедентом, и признавать его обязательным в целях вынесения законных и обоснованных приговоров» [5, c 21].

Следует согласиться с тем, что «многие нормы закона, несовершенны, но это не означает, что Верховный Суд РФ должен подправлять законодателя. Одним из важнейших направлений деятельности высшей судебной инстанции должна быть иллюстрация на основе обобщений судебных решений и доктринальных толкований негативных тенденций законодательства и разъяснения положений закона, не расширяя и не сужая содержания признаков» [5, c 22].

Так, специфике описания преступлений в жилищной сфере следует отнести почти бланкетный характер диспозиций статей, в которых они охарактеризованы, что вызывает массу вопросов, и приводит к ошибкам в правоприменительной практике, в том числе и в работе судебных органов.

К примеру в «Обзоре практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», утвержденной Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013, констатируется, что «и после введения запрета, предусмотренного ч. 2.1 ст. 1 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», привлечение денежных средств граждан для строительства многоквартирных домов зачастую осуществляется посредством совершения сделок иных, чем те, которые признаны допустимыми ч. 2 ст. 1 Закона»[6].

При этом судам рекомендовано исходить из того, что «если при совершении сделки, не отвечающей требованиям Закона об участии в долевом строительстве, стороны действительно имели в виду договор участия в долевом строительстве, к сделке подлежат применению положения указанного Закона, в том числе предусмотренные им меры ответственности» [6].

Данная рекомендация, не согласуется с нормой ч. 2.1 ст. 1 Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ [8]. Текстуально она (рекомендация) очень близка норме ГК РФ о последствиях совершения притворной сделки. Однако Президиум Верховного Суда РФ не предлагает признавать сделку, «совершенную в нарушение требований Закона об участии в долевом строительстве, притворной» [6]. Считаем, что «высшая судебная инстанция ориентирует суды на необходимость квалификации совершенной сделки в качестве договора участия в жилищном долевом строительстве» [8].

Верховный Суд РФ обязан строго реагировать на повторяющиеся нарушения закона, говоря не только о правах судов, мировых судей, но и в большей степени об их обязанностях и ответственности, а также о достижениях процессуальной науки в познании обстоятельств, подлежащих установлению в ходе производства по делу, повторяющихся обстоятельствах, способствующих совершению преступлений.

Таким образом, дальнейшая практика правоприменения будет строиться на положениях постановлений высших судебных инстанций, которые, не игнорируя букву закона, предлагают свое видение его духа.

 

Список литературы:
1. Гребенников В.В. Федеральный законодательный процесс в зеркале статистики (Аналитический обзор) / В.В. Гребенников, Н.А. Васецкий // Государство и право. – 1998. – № 9. – С. 91.
2. Демидов В. В. О роли и значении постановлений Пленума Верховного суда Российской Федерации / В.В. Демидов // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1998. – № 3. – С. 21–24.
3. Калинин В.Н. Судебная практика как источник гражданского права /В.Н. Калинин // Сборник докладов 6-й международной научной конференции. «Современные проблемы права и управления. – М.: АНО ВПО Институт законоведения и управления ВПА, 2016 – С 125–130.
4. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) // Российская газета. – 1993. – №237.
5. Методика обобщения судебной практики / В.Б. Алексеев, А.А. Гравина, В.П. Кашепов; под ред. М.А. Шапкина. – М., 2014. – 445 с.
6. Обзор практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.12.2013) (ред. от 04.03.2015) // – [Электронный ресурс]. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
7. Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2014 г. № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2014. – № 6. – Ст. 550.
8. Федеральный закон от 30.12.2004 №214-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2005. – № 1 (часть 1). – Ст. 40.