Статья:

УПОТРЕБЛЕНИЕ ГЛАГОЛА HABERE В КОМЕДИЯХ ПЛАВТА (НА ПРИМЕРЕ КОМЕДИЙ «АМФИТРИОН» И «АУЛУЛАРИЯ»)

Конференция: XLIII Студенческая международная научно-практическая конференция «Гуманитарные науки. Студенческий научный форум»

Секция: Филология

Выходные данные
Борисенко Д.С. УПОТРЕБЛЕНИЕ ГЛАГОЛА HABERE В КОМЕДИЯХ ПЛАВТА (НА ПРИМЕРЕ КОМЕДИЙ «АМФИТРИОН» И «АУЛУЛАРИЯ») // Гуманитарные науки. Студенческий научный форум: электр. сб. ст. по мат. XLIII междунар. студ. науч.-практ. конф. № 8(43). URL: https://nauchforum.ru/archive/SNF_humanities/8(43).pdf (дата обращения: 22.01.2022)
Лауреаты определены. Конференция завершена
Эта статья набрала 0 голосов
Мне нравится
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
Дипломы
лауреатов
Сертификаты
участников
на печатьскачать .pdfподелиться

УПОТРЕБЛЕНИЕ ГЛАГОЛА HABERE В КОМЕДИЯХ ПЛАВТА (НА ПРИМЕРЕ КОМЕДИЙ «АМФИТРИОН» И «АУЛУЛАРИЯ»)

Борисенко Даниил Сергеевич
магистрант, Российский государственный гуманитарный университет(РГГУ), РФ, г. Москва

 

Комедии Тита Макция Плавта представляют собой одно из первых художественных произведений римской эпохи, дошедших до нас в более или менее полном виде. В связи с этим они позволяют судить о характерных особенностях латинского языка, причем во многом его разговорного и повседневного варианта, периода III в. до н.э.

В данной статье мы рассмотрим употребление в комедиях Плавта одного из самых распространённых латинских глаголов – глагола habere, связанного преимущественно с категориями обладания. Это позволит нам больше узнать об истоках эволюции данного глагола, о ее, так сказать, первичной фазе, известной нам и в итоге приведшей к формированию вербальных конструкций с данным глаголом в современных романских языках (фран. avoir, исп. tener, пор. ter, итал. avere, рум. a avea и т.д.).

Основное значение глагола, как известно, относится к категории обладания, владения, поcессивности.  При этом субъект глагола может иметь и людей (sat habet favitorum semper qui recte facit [Plautus, 1910: 36]), предметы одежды (ego has habebo usque in petaso pinnulas, habet petasum ac vestitum [Plautus, 1910: 38]), части тела (quoque habet oculos pessima [Plautus, 1910:45]), движимое и или недвижимое имущество (non equidem ullum habeo iumentum, si haec habet pateram illam, tibi habeas res tuas, habere aurum domi [Plautus, 1910: 28, 57, 65]) привычки и нравы (et facta moresque huius habere me similes item, honorem haberet quam eius habuisset pater [Plautus, 1910: 87,95]) чувства и эмоции (habeo gratiam – «я благодарен»). Примечательно то, что субъектом может становиться и абстрактное понятие, такое, как, к примеру, virtus – добродетель, доблесть (virtus omnia in sese habet [Plautus, 1910: 80])

Также глагол habere может обозначать точку зрения говорящего на предпринимаемые по отношению к нему действия: так, быть неблагодарным в ответ на благодеяния (quoniam bene quae in me fecerunt ingrata ea habui atque inrita [Plautus, 1910: 21]), общаться всерьёз или в шутку( cum ea tu sermonem nec ioco nec serio tibi habeas [Plautus, 1910: 102]), считаться ненавистным или болтливым (quamquam haud falsa sum nos odiosas haberi nam multum loquaces merito omnes habemur), причём в последних двух случаях глагол стоит в пассивной форме, которая  именно для habere преимущественно обозначает некое мнение сторонних лиц (loquaces habemur – «люди считают нас болтливыми»).

Кроме того, глагол habere может использоваться в устойчивых выражениях. Например, habere sat (satis) – иметь чего-то в достатке, не нуждаться в чём-то (satin habes, si feminarum nulla est quam aeque diligam), или habere bonum animum [Plautus, 1910: 32, 44] – быть в хорошем настроении или расположении духа, причём часто у Плавта данная конструкция используется в императиве (bonum animum habe [Plautus, 1910: 44, 112] – не беспокойся, не переживай, в том же смысле: tace, bonum habe animum). Подобным же оборотом является aliquid animi habere: quid animi habeam [Plautus, 1910: 55]  - «что мне подумать», «как мне к этому отнестись», причём слово animi, как считается, стоит в архаичной форме локатива, такое употребление довольно часто можно найти в поэме Тита Лукреция Кара ‘De rerum natura’[1]. Может глагол habere употребляться и с возвратным местоимением se в таких конструкциях, как res se habere - (quo modo tibi res se habet [Plautus, 1910: 77] – как твои дела, ne morae molestiaeque imperium erile habeat sibi [Plautus, 1910: 86] – в данном примере действие направлен на сам субъект, власть имеет проблемы себе самой), или с другими личными местоимениями, приобретая интранзитивность, непереходность (ut bene me haberem filiai nuptiis [Plautus, 1910: 89] – чтобы я себя хорошо чувствовал на свадьбе дочери).

Помимо прочего, habere обозначает ещё и прохождение через некую процедуру: например, через expurgatio – «очищение» (habui expurigationem; facta pax est [Plautus, 1910: 160]).

Используется глагол habere и в отглагольных формах. К примеру, в герундиве: habendum et ferundum hoc onust cum labore [Plautus, 1910: 43] – в данной фразе герундив имеет оттенок долженствования (ношу нужно иметь у себя), дополняя значение герундива основного глагола ferre -  нести, выносить, терпеть, переносить. Второй случай употребления - это Participium Futuri Activi (esse habituram putat [Plautus, 1910: 78]- полагает, что я буду иметь, что у меня будет), обозначающий передачу будущего времени в конструкции Accusativus cum Infinitivo.

Итак, проанализировав узус глагола habere в двух вышеозначенных комедиях Плавта, мы можем прийти к выводу, что семантическое поле глагола habere необычайно широко. Оно варьируется от категорий посессивности, обладания как осязаемыми, так и абстрактными вещами, до чувствования, эмоций и категорий состояния. Большинство случаев употребления Плавт приводит в флективных формах глагола, и лишь в 2 случаях мы видим отглагольные части речи – активное причасти будущего времени и герундив, что возможно, указывает на более редкое употребление данных отглагольных форм в повседневной римской речи в эпоху, когда были написаны и исполнялись комедии Плавта.

 

Список литературы:
1. Anti C. Teatri greci arcaici da Minosse a Pericle. Padova, 1947.
2. Beacham R. C. The Roman Theatre and Its Audience. Cambridge, 1991.
3. Frassinetti P. Fabula atellana: Saggio sul teatro popolare latino. Brescia, 1953.
4. Hughes J. D. Scholarship on Plautus. Amsterdam, 1975.
5. Müller A. Szenisches zur römischen Komödie // Philologus. Bd. 59. 1900.
6. Plauti comoediae. Ed. F. Leo. Vol. 1-2. Lipsiae, 1895-1896.
7. The Oxford Latin Dictionary. Oxford, 1968.
8. Titi Lucretii Cari De rerum natura libri sex. Ed. Thomas Creech. Oxoniae. 1695.
9. Т. M. Plauti comoediae. Ed. W. M. Lindsay. Vol. 1-5. Oxoniae, 1910.
10. Молок Д. Ю. Метафора порога: Поэтика и семантика в античном искусстве / Образ и смысл в античной культуре. Москва, 1990.
11. Сергеенко М. Е. Жизнь древнею Рима. Санкт-Петербург, 2000.
12. Трубочкин Д. В. Театр Древнего Рима / История зарубежного театра. Санкт-Петербург: Искусство-СПб, 2005.
13. Трубочкин Д. В. Три вопроса из истории римского театра времен республики / Театр во времени и пространстве. Сборник научных трудов памяти Г. Н. Бояджиева. Москва, 2002.
14. Фрейденберг О. М. Поэтика сюжета и жанра: Период античной литературы. Москва, 1997.

 


[1] См. например: Лукреций, de rerum natura, С. 25.